Информация к новости
  • Просмотров: 2803
  • Дата: 10-02-2017, 11:00
10-02-2017, 11:00

Контуры сословно-олигархического государства в современной Украине и кому в нем дозволено достоинство?

Категория: Первая полоса / Новости / Аналитика


Контуры сословно-олигархического государства в современной Украине и кому в нем дозволено достоинство?

Сегодня мы с вами, дорогой читатель, становимся свидетелями завершения процесса, берущего свое начало четверть века тому назад и приводящего к тектоническим изменениям общественно-экономической формации в нашей стране. Эти изменения происходят медленно, но количество с неизбежностью переходит в качество. Мы этого не замечаем, предпочитаем не замечать, потому, что уткнулись каждый в свои проблемы, все думаем, как заплатить за коммуналку, словом, как-то выжить в наших нечеловеческих условиях. Такая ситуация крайне выгодна власти, чтобы мы не задумывались над глобальными процессами вокруг себя.

Американский социолог Чарльз Райт Миллз писал в начале 1950-х: «Власть предержащие делают все, чтобы люди не имели такого языка, с помощью которого можно было бы их личные проблемы вписать в более широкий общественно-политический контекст, или, по крайней мере, найти связь между ними». Речь идет о реальном классовом расслоении и о том, как надстройка и политико-правовые институты общества не поспевают за этими процессами.

Совсем недавно у меня родилась дочь. В одном из наших роддомов мне пришлось самому столкнуться с примером социального неравенства или сословного размежевания. Так, если роженицу кладут в бесплатную палату, то доступ для посещений в нее строго закрыт и все продукты и лекарства необходимо передавать через стол передач. Вас разлучают с любимой женой и новорожденным ребенком на долгих 6 дней. Но, если вы платите 2000 гривен, то можете заходить, когда вам вздумается, либо если вы заплатили 4000 гривен за отдельную палату, вам разрешен доступ и проживание там 24 часа в сутки. Но при  этом везде написано, что услуги всем предоставляются одинаково. Это один из массы примеров вопиющей социальной несправедливости, которые становятся для нас теперь больше правилом, чем исключением. И это после так называемой «революции достоинства», которая, собственно, и заявлялась, как революция против такого неравенства и несправедливости в виде этого самого унижения этого самогодостоинства.

Вы, конечно, можете возразить, что «да, социализм закончился», тогда отразите этот факт социальной практики в Основном законе государства! Но, напомню, по Конституции, Украина все еще остается социальным государством, так что вы, как в анекдоте, «…вы либо трусы наденьте, либо крестик снимите», т.е. либо внесите изменения в Конституцию и впишите в нее, что теперь Украина «сословно-олигархическое государство», и тогда будет соответствие с социальной практикой, либо приведите практику в соответствие с правовой базой и верните реальное осуществление всех прав, записанных там.

Как говорил философ Джон Остин: «…президент республики это тот, кто считает себя президентом республики, но в отличие от сумасшедшего, принимающего себя за Наполеона, за ним признается основание так считать». Больше нет оснований считать Украину социальным государством! И сейчас она больше похожа на сумасшедшего, который заявляет, что он — Наполеон из палаты № 6. Но как такое вообще могло получиться? Хотели как лучше, а получилось...?

  Французский социолог Пьер Бурдье говорил, что «символическая власть есть власть, которая предполагает признание, то есть незнание о факте творимого ей насилия. Символическое насилие  может осуществляться лишь при условии некоторого соучастия со стороны тех, кто испытывает на себе это насилие». Это соучастие выражается в том, что в постиндустриальном обществе всеобщего потребления с его девизом: «Потребляй, и тогда ты существуешь!» и повальным культом наслаждения, и гнилом болоте культуры гламурных знаменитостей, который привел к всеобщей инфантилизации граждан и культуре тупости и невежества, возводимых в универсальный принцип. Так работает социальный инжиниринг: неспособность найти связь между моим локальным мирком, в котором среднестатистический обыватель каждый день варится, и более масштабными социальными процессами в обществе — инструмент социального насилия с целью порабощения миллионов сознаний в их маленьких клеточках-тюрьмах. Именно поэтому никто теперь особо и не стремится искать эту связь. Потребитель-невротик не перестал быть ребенком, вокруг инфантильного ЭГО которого вращается мир вокруг: если он не обнаружит в супермаркете свои любимые чипсы, он устроит бурю! К этому нужно добавить растущую дегуманизацию общества, приводящую ко все большей неспособности к моральным суждениям и проявлениям безразличия и даже сочувствия к ужасающей социальной несправедливости. Милитаризация всех слоев общества приводит к отмене элементарных прав человека и дискриминации по национально-расовому происхождению. Все это является пиар-технологиями социального инжиниринга и сценарного управления обществом. Психотропное оружие СМИ, которое принадлежат олигархам, за последние три года напичкали сознание украинцев такой гигантской массой психовирусов, мифологем, идеологических штампов, комплексов врага по национальному, рассовому или языковому признаку, что теперь это позволяет безнаказанно разворовывать бюджет страны, отвлекая общественное внимание на искусственно созданные пропагандой ложные ценности и псевдоидентичности.

  Украинский социолог  Вячеслав Липинский еще в конце XIX в. создал концепцию так называемого «классократического» устройства общества, к которому Украина загадочным образом пришла сегодня. Это своего рода самосбывающееся пророчество. Факт остается фактом: в нашей стране прямо у нас на глазах осуществляется изменение конституционного строя: социальное государство, которым Украина является по Конституции, трансформируется в сословно-олигархическое.  В.Липинский, в своей работе «Письма к братьям-хлебоделам» обрисовал контуры сословно-олигархической националистической монархии, состоящей из большинства простых хлебоделов (97%), по сути батраков или рабов, которыми управляет ведущий олигархический «класс» (3%) — так называемая «элита». Во главе страны стоит «гетьман», передающий свою власть по наследству («династическое правление гетьмановского типа – гетьманщина»). Классократическая «элита», по Липинскому, представляет собой замкнутое сословие, как в «Государстве» Платона, и имеет свою локальную замкнутую этику, приемлемую только для них и не совпадающую по своим установкам с общечеловеческой моралью и человечностью. Как можно было более, чем за 100 лет предвидеть, что современный олигархический класс будет без зазрения совести заполнять электронные декларации, обнаруживая наворованные миллиарды, развязывать войну против собственного народа, зарабатывая на войне и горе! Либо организовывать охоту на живых людей у себя в поместьях (как это делал депутат от «Батькивщины» Лозинский, за что практически не пострадал). Сословная этика элиты, где каждое голосование в Верховной Раде стоит определенных денег, в этом клубе миллиардеров на все есть строгий прейскурант, была вскрыта в интервью с беглым депутатом А. Онищенко и потрясла так называемое «гражданское общество», т.е. нас, простых граждан, т.е. простых рабов-хлебоделов, по В. Липинскому. Кстати говоря, в картине мира В. Липинского нет места для гражданского общества. Также там нет места и для «среднего класса», что исключает, по Аристотелю, прозрачную машинерию демократии в такой себе веселой «Трудовой  монархии» (термин В. Липинского). Это так называемая модель олигархического капитализма латиноамериканского типа, характерная для стран Латинской Америки 1960-80-х годов, где 1% латифундистов управляет 99% бесправных батраков-рабов. Политическим измерением этой экономической модели были военные хунты в Боливии, Чили, Аргентине и Парагвае. Картина, нарисованная В.Липинским, до боли напоминает доиндустриальное феодальное общество, где всем заправлял феодал и его вассалы, составляющие его феодальную рыцарскую армию. И, действительно, постиндустриальное общество во многих своих чертах напоминает доиндустриальное, только слово «феодал» можно смело заменить понятием «олигарх». Сегодня у каждого олигарха имеется своя группировка, имеющая вид маленькой армии, с помощью которых они «в ручном режиме» решают свои дела. Они могут быть одеты по-разному, могут называть себя «Самообороной» или еще как-то — суть останется прежней: заниматься рейдерскими захватами, осуществлять набеги на бизнес, который не «отстегивает», словом, отжимать собственность, т.е. блюсти интересы содержащего их олигархического клана. Правильно сказал украинский философ Мирослав Попович в интервью интернет-порталу «Мир», что в Украине «после таких великих пертурбаций был создан криминальный тип власти».

  По всем этим параметрам мы двигаемся не в Европу с ее социал-демократическими ценностями равенства и идеалами гуманизма и демократии, где классовые различия начали стираться уже начиная с 1960-х, а в сторону Индии, где тысячелетиями существует и ныне закрытая сословно-кастовая система. Таким образом, революция «достоинства» отбросила нас на много столетий назад во времена, где о гуманизме никто даже и не слышал, что полностью подтверждается всем тем, что происходит вокруг. У нас «понад усе» все что угодно, кроме достоинства самого человека. А еще Кант, в своем категорическом императиве, писал, что «человек всегда должен быть только целью, и никогда — средством».

 

 

 



Если вы обнаружили ошибку на этой странице, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.
Loading...


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.