Информация к новости
  • Просмотров: 477
  • Дата: 4-05-2016, 13:00
4-05-2016, 13:00

Алексей Котенев: Профессия судьи стала непрестижной, социально уязвимой и политически зависимой

Категория: Новости / Политика

Алексей Котенев: Профессия судьи стала непрестижной, социально уязвимой и политически зависимой

Разговоры о люстрации многих уже утомили. И, вроде бы, процесс идет, но его результаты пока видны слабо. Есть немало уволенных согласно Закону «Об очищении власти», но некоторые из них уже успели восстановиться в должностях через суд. Сам люстрационный закон вызывает массу вопросов, в т.ч. насколько он соответствует Конституции.

Своей позицией в вопросе люстрации с «Судебно-юридической газетой» поделился судья Харьковского окружного административного суда Алексей Котенев.

«Начав судебную реформу после Революции Достоинства, руководство нашего государства не всегда помнит, что такая реформа необходима, в первую очередь, 43 млн украинцам, которые нуждаются в справедливом суде, а не 8,5 тыс. судьям, которых ежедневно забрасывают популистскими лозунгами и пропускают через бесконечный процесс проверок и оцениваний, систематически угрожая уволить. Можно долго говорить о юридических категориях, но на самом деле цель любой реформы — изменить существующий порядок вещей к лучшему. В контексте судебной реформы основной целью должно быть торжество принципа верховенства права.

Настоящая судебная реформа длится уже более двух лет. Законодателем на сегодня принято и реализовано несколько законов; ведется активная работа касательно нововведений в законодательство в виде конституционной реформы, изменений в процессуальные кодексы и в Закон «О судоустройстве и статусе судей». Самое время проанализировать уже допущенные ошибки, чтобы не повторять их.

Удовлетворяя требования Майдана, Верховная Рада Украины в апреле 2014 года приняла Закон «О восстановлении доверия к судебной власти в Украине», который предусматривал проведение проверки судей в течение года с момента формирования состава Временной специальной комиссии при Высшем совете юстиции. Еще в момент принятия этого закона бытовало мнение, что он выглядит не как эффективное средство борьбы с коррупцией, а, скорее, как очередная политическая месть. А что мы имеем сегодня? Неэффективную работу Временной специализированной комиссии, которая за год работы, получив 2192 заявлений, назначила 309 проверок, из которых закончила только 66, приняв 57 выводов. И всего четыре из них были положительными, да и то только потому, что касались дел о запрещении проведения митингов Компартии и общественных организаций вроде «Великая Русь».

Как еще можно назвать методы работы этого органа, если не политически ангажированными, а результаты работы, не побоюсь этого слова, репрессивными? При этом, если тщательно разобраться, заявления о проверках в некоторых случаях подавались одним лицом в отношении десятков судей, да и по тексту и мотивировке отличались разве что фамилиями судей.

Сама Временная следственная комиссия как орган также вызывает ряд вопросов. Например, не является ли она неконституционным органом, который узурпировал полномочия Высшей квалификационной комиссии судей Украины и Высшего совета юстиции?

При этом политиков хлебом не корми, но дай рассказать о том, как саботируют процесс восстановления доверия к судебной власти сами судьи. Только при этом, к сожалению, никто не вспоминает, что при создании ВСК первым, кто направил пять членов для формирования ее состава, был как раз Верховный Суд Украины, в отличие от правительственного уполномоченного по вопросам антикоррупционной политики и Верховной Рады Украины. И как показало время, ВСК не справилась с возложенной на нее задачей — ни фактически, ни даже показательно. Сегодня материалы дел передаются в Высший совет юстиции для рассмотрения, некоторым производствам уже больше года, и когда будет результат такого «очищения», прогнозировать трудно.

Т.е. несостоятельность ВСК как карательного органа подтверждена временем. Поэтому, возникает вопрос о том, удовлетворил ли запрос послереволюционного общества закон о восстановлении доверия к судебной власти? Думаю, что нет, поскольку служил он на самом деле инструментом для подрыва этого самого доверия граждан к суду в том смысле, что был просто политическим лозунгом, а не качественным нормативно-правовым актом.

Принятый в сентябре 2014 года Закон «Об очищении власти», смею предположить, должен был стать инструментом очищения власти, в т.ч. и судебной, однако на сегодняшний день 91,2% судейского корпуса успешно прошли проверку, предусмотренную этим Законом. Его несовершенство не является тайной ни для кого — об этом заявляют даже народные депутаты, которые в свое время лоббировали его. Правда, такие заявления стали звучать в преддверии ухода Конституционного Суда Украины на закрытую часть заседания по вопросу конституционности некоторых норм закона о люстрации.

Венецианская комиссия в своих заключениях неоднократно обращала внимание на то, что наличие в правовой системе двух законов, касающихся люстрации судей («О восстановлении доверия к судебной власти в Украине» и «Об очищении власти»), не соответствует европейским стандартам.

Хочу отметить, что судьи не избегали и не избегают никаких проверок, вовремя выполняя все требования законов. В то же время, например, требования Закона «Об очищении власти» своевременно не выполнены (не закончены проверки) по вине органов исполнительной власти. По 1192 судьям проверка продолжается, т.к. не получены выводы от Государственной фискальной службы — 343, Службы безопасности Украины — 225, Министерства внутренних дел — 828, Минюста — 597 (сведения по состоянию на февраль 2016 года).

В начале 2016 года начался процесс квалификационного оценивания судейского корпуса, который проводит Высшая квалификационная комиссия судей в рамках Закона «Об обеспечении права на справедливый суд». Само по себе это явление является беспрецедентным. На ВККС возложены как огромная ответственность, так и громадный объем работы касательно организации квалифоценивания, подготовки заданий, непосредственно оценки знаний судей и данных судейских досье.

Устанавливая такое количество ограничений, назначая несметное количество политически надуманных проверок, ограничивая размер заработной платы, законодатель надеется на «очищение» судейского корпуса. Вот только от кого? Разве что от квалифицированных кадров, которые, я уверен, в большинстве своем смогут подтвердить уровень своего профессионализма, пройдя квалифоценивание. Тут же возникает и другой вопрос: кем наполнить судебную систему после ее «очищения»? В современном мире сложилась аксиома, что профессия судьи — это вершина юридической карьеры. Судей уважают, им доверяют. Нигде в мире представители законодательной и исполнительной ветвей власти не прикрывают свои ошибки путем публичного линчевания судей. Но только не в Украине, где сегодня профессия судьи стала непрестижной, социально уязвимой и политически зависимой.

Судебная система со своей стороны делает все, что требует законодатель. Но создается впечатление, что порой сами реформаторы не понимают сути реформы — обеспечить гражданам право на справедливый суд. Подменяют это популистскими законами, пытаясь очистить систему, но в то же время не предоставляют никакого рационального предложения по ее наполнению», — подчеркнул судья.


Источник: Судебно-юридическая газета



Если вы обнаружили ошибку на этой странице, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.
Loading...


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.