Информация к новости
  • Просмотров: 434
  • Дата: 20-06-2017, 17:00
20-06-2017, 17:00

Пять веков на страже

Категория: Новости / Статьи


Пять веков на страже

Место, где скифы прятали свое золото, а турки расположили стратегически важный объект

Те, кому прежде приходилось добираться водным транспортом из Одессы в Херсон или Николаев, очевидно, обращали внимание на остров, что расположен напротив Очакова.

В послевоенные годы об этом острове мало кому было известно. Все, что там происходило, оставалось загадкой и тайной для многих. Но местные жители рассказывали, что здесь была расположена особая воинская часть, где готовили самых элитных спецназовцев. Для тех, кто проходил здешнюю школу, практически не было ничего невозможного в военных делах и разведке. Они могли выполнить любое задание, которое ставило военное командование.

Располагалось это воинское подразделение на острове Первомайский. Это искусственный остров, его насыпали из земельных валов многовековой Кинбурнской крепости, что располагалась на острие одноименной косы, которая является продолжением полуострова. С распадом Советского Союза воинскую часть на острове расформировали, очевидно, за ненадобностью.

А между прочим, этой косе и полуострову еще древние жители – скифы придавали важное значение, как своего рода форпосту, который осуществлял контроль за передвижением чужих племен. Еще в пятом веке до нашей эры о них рассказывал древнегреческий писатель Геродот, посетивший Кинбурнский полуостров. Он отмечал, что скифы– земледельцы считали эту местность особо значимой. Здесь у них был ритуальный центр. По древним преданиям именно здесь они прятали свое золото. Правда, за много веков искатели так и не нашли скифское золото. Зато нынешние любители приключений рассчитывают на то, что именно им откроется тайна древних.

Этот полуостров и его песчаная коса, что протянулась на 40 километров и достигает ширины 8 – 10 километров, отделяет Черное море от Днепро-Бугского лимана. Он был хорошо известен древним финикийским купцам и пиратам. Здесь располагались фактории и суда, которые направлялись по пути «из варяг в греки». Оценивая важность контроля над входом из Черного моря в Днепр и Южный Буг, турки еще в пятнадцатом веке начали строительство здесь крепости на острие Кинбурнской косы. В 1696 году ее строительство было завершено.

Сама крепость представляла собой неправильный четырехугольник, на углах которого располагались башни. Основным укреплением являлись земляные валы, а для прочности их обкладывали камнем. Артиллерийский арсенал состоял из 26 орудий. Военный гарнизон насчитывал 200 янычар в военное время или 50 человек – в мирное.

Турки считали, что кто владеет Кинбурнской крепостью, тот всегда будет контролировать передвижение судов в Днепр и Южный Буг. Особенно возросла роль Кинбурнской крепости после того, как в 1695 году российские войска вместе с украинским казацким полком, после длительной осады овладели турецкой крепостью Гази – Керман, которая располагалась в нынешнем городе Бериславе Херсонской области. Эта крепость была создана в 1484 году по велению султана Барзиди – Вели. Эта крепость контролировала передвижение судов по Днепру и защищала подходы к Крыму.

В связи с потерей крепости Турция старалась надежно защищать форпост на Кинбурнской косе. Но Россия тоже знала цену этому важному объекту, поэтому искала любой повод, чтобы выжить отсюда турок. В 1736 году отряд генерала Леонтьева сумел овладеть Кинбурнской крепостью. Однако турки не смирились с поражением и вскоре снова овладели крепостью. И все же россияне на следующий год сумели выбить отсюда турок и для надежности оставили здесь свой гарнизон. Однако в связи с разразившейся эпидемией чумы, гарнизон был вынужден оставить крепость. Турки, воспользовавшись отсутствием российских войск в крепости, заняли ее. Однако в 1774 году по условиям учук – кайнарджийского мирного договора Кинбурнская крепость вновь отошла к России.

Руководивший югом страны князь Григорий Потемкин прекрасно понимал, какое стратегическое значение имеет Кинбурнская крепость в предстоящей войне с Турцией. Она надежно перекрывала путь вражеских кораблей, которые могли войти в Днепр и уничтожить российские корабли, которые строились в Херсоне. Да и крепость считалась надежным трамплином, в случае, если б возникла необходимость выбить турецкие войска из Очакова. Вот почему Потемкин поручил организовать оборону Херсонско – Кинбурнского плацдарма авторитетному генерал-аншефу Александру Суворову. Проанализировав состояние оборонительных сооружений крепости, Александр Васильевич понял, что надо усилить укрепления форпоста.

 

Радость победы и горечь поражения

Принятые Суворовым меры по укреплению крепостных сооружений были не напрасными. 1 ноября 1787 года у крепости высадился турецкий десант в составе 5000 отборных морских пехотинцев. В распоряжении Суворова насчитывалось 4000 штыков и сабель. Турки поддерживали свой десант мощным артиллерийским огнем. Конечно, турки знали о состоянии российских войск и их вооружении и надеялись на легкую победу. Однако Суворов правильно оценил обстановку и грамотно провел операцию. Они выбили врагов из крепости, уйти им было некуда, так как турецкое командование, высадив десант, все шлюпки угнало от берега, а сами корабли ушли в море. Десантникам отступать было некуда. Суворовские солдаты просто загнали их в море.

Прошло 68 лет, как турки потерпели очередное поражение на Юге Украины, в Кинбурнской крепости шла мирная жизнь, что в некоторой степени успокоило ее командование, и никто не принимал меры для ее укрепления и повышении обороноспособности. А угроза пришла тогда, когда ее не ждали. На этот раз 5 октября 1855 года англо-французская эскадра появилась на траверзе Кинбурнской крепости. Всего насчитывалось 90 вымпелов, которые обложили крепость со всех сторон. После интенсивного артиллерийского обстрела крепость начали штурмовать 4000 французских и 6000 английских пехотинцев. Им противостоял гарнизон из 1447 слабо подготовленных солдат и 37 офицеров.

В первый день неприятельские силы большого успеха в штурме не достигли, к тому же порывы бурного ветра и зыбь не позволяли неприятелю активно вести прицельный огонь по крепости. На следующий день положение защитников резко ухудшилось. Артиллерия кораблей и специально изготовленных бронированных платформ обстреливала крепость прямой наводкой. Так продолжалось несколько часов. Когда ответный огонь из крепости почти прекратился, адмирал Брюз направил к обороняющим крепость две шлюпки с парламентерами и предложил сдаться. Генерал-майор Коханович, как командующий крепостным гарнизоном, видя безнадежность своего положения, принял условия капитуляции.

Пленных российских солдат погрузили на корабли и отправили в Константинополь.

Поражение Кинбурнской крепости вызвало взрыв негодования в Санкт-Петербурге. Особенно болезненно восприняла поражение патриотическая общественность. Нашлись правительственные чины, которые потребовали, возбудить уголовное дело против генерал-майора Кохановича и подполковника Полисанова, который командовал крепостной артиллерией. Дознаватели не нашли оплошности в действиях этих офицеров и отправили их в отставку с сохранением пенсии. Максим Коханович – герой Бородинского сражения 1812 года, умер от инфаркта после окончания Восточной войны.

 

Зима и голод на Кинбурнской косе

Добившись победы, при взятии Кинбурнской крепости, союзная эскадра не смогла развить наступление, чтобы прорваться к Николаеву и Херсону. При движении по Днепровско-Бугскому лиману вражеские корабли попали под огонь российских защитников и получили серьезные повреждения, поэтому вынуждены были спешно уйти на зимовку в Крым. А для защиты Кинбурнской крепости оставили две полуроты сардинских пехотинцев и взвод алжирских спагов. В октябре тогда стояла теплая погода. Окружающие села остались пустыми, местные жители ушли в село Прогнои под защиту русских войск. Оккупанты вели себя на полуострове нагло. Забрали все, что осталось от прежних жителей, выловили домашних животных. Сожгли в полевой кухне даже иконы местной церкви.

А тем временем подходила зима. В крепости, которая продувалась всеми ветрами, укрыться было негде. Оккупанты рыли себе землянки, но и в них надежной защиты от холода не было. Жители теплых стран очень трудно переносили холод. Чтобы согреться, они вырубили на полуострове значительную часть леса. Запасы продовольствия иссякли. Приходилось ловить рыбу в замерзшем лимане и выискивать ежей на пропитание. Ко всему – оккупантов одолевали болезни.

Неизвестно, кто вспомнил о погибающих чужестранцах, но 15 февраля 1856 года к крепости подошел англйский фрегат и забрал остатки крепостного гарнизона. Перед эвакуацией захватчики подорвали пороховой арсенал и разрушили восстановленные укрепления. За время нахождения оккупантов в крепости холод и болезни унесли жизни 119 солдат и офицеров.

Прошло много времени с тех пор, как Кинбурнская крепость потеряла свое стратегическое значение. Здесь происходили важные события, но все, что с ними связано, сегодня почти полностью уничтожено. Уцелели лишь линия земельного вала с флешами и ров батареи, которую велел насыпать Суворов весной 1788 года.

Основная же часть земляных укреплений была использована при создании острова Первомайский. К сожалению, несмотря на важность событий, связанных с жизнью крепости, они очень мало изучены. Хочется надеяться, что историки – краеведы восполнят этот пробел.

Галерея

prev

Пять веков на страже
Пять веков на страже
Пять веков на страже

next
и ещё фотографии ›


Если вы обнаружили ошибку на этой странице, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.
Loading...


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.