Информация к новости
  • Просмотров: 642
  • Дата: 5-08-2017, 14:00
5-08-2017, 14:00

Что нас ждёт в наступающую эпоху нового средневековья? (ВИДЕО)

Категория: Новости / Статьи


Что нас ждёт в наступающую эпоху нового средневековья? (ВИДЕО)

 

Загадочный игрок

«Вот уже несколько месяцев подряд загадочный биржевой игрок с Уолл-стрит каждый день делает ставку на крах финансовых рынков и грядущие потрясения мировой экономики», – сообщает The New York Times.

По данным информированного издания, игра идет по-крупному. Таинственный финансовый воротила, предпочитающий держаться в тени, поставил на новый мировой финансовый кризис целое состояние– почти 100 миллионов долларов. Это напоминает завязку сюжета какого-нибудь голливудского экшена. Новостники по всему миру обсуждают и ищут не то миллионера-безумца, не то человека, который видит будущее. Мы же видим, что индексы в порядке, но он продолжает спускать деньги на ветер.

Менеджер с 15-летним опытом игры на бирже John Roberts и его брокерская контора знают о мистическом игроке и пытаются раскусить его поведение. Andrew Honhry, начальник управления по работе с состоятельными клиентами, говорит: «Гениальные ставки совершаются тогда, когда абсолютное большинство говорит, что ты идиот – такого не может быть».

По всей видимости, ставка идет не на какие-то конкретные акции и облигации, а на всю экономику сразу, игра на так называемом «индексе страха». Понять, что тут к чему, просто: чем больше мир трясет – тем круче подскакивает график. Brexit, Трамп – получается, этот загадочный трейдер что-то знает и продуманно ставит десятки миллионов долларов на то, что случится очередной глобальный мировой коллапс. Но что может такого случиться? И как это что-то можно предугадать? – задается вопросом популярный американский таблоид.

 

Что нас ждет в ближайшем будущем? Радикальное падение уровня жизни населения всего Земного шара и технологическая деградация глобалистической цивилизации, которая будет отброшена в своем развитии на несколько веков назад. Почему? Попробуем отыскать ответ на этот вопрос.

 

Неудобные вопросы из истории к представителям либеральной науки

Сначала зададимся такими вопросами. Почему в Древнем Риме было более 1 миллиона жителей и это считалось нормальным, а в средневековом Париже жило 20 тыс. – и это поражало средневековых современников? Почему в Древнем Риме была канализация и водопровод, а в средневековом Париже – не было (его начали строить только в 1860-х гг.). Почему уровень развития Древнего Рима был достигнут в Западной Европе только в начале 1800-х гг.? Кому продавали свою продукцию древнеримские мануфактуры, ведь денег в современном понимании не было, т.к. господствовал рабский труд и натуральное хозяйство т.е. они не зарабатывали, а сами себе ткали одежду и выращивали еду? Экономическая наука, либеральная теория не дает ответы на эти вопросы! Потому что в ее основе лежит прогрессистская модель эпохи Просвещения: завтра должно быть лучше, чем сегодня, и должен наблюдаться неуклонный рост и развитие всего и вся. Почему же тогда мы видим колоссальный сброс сложности уровня развития цивилизации при переходе от Поздней Античности к Раннему Средневековью? Скажем более того: в ближайшем будущем нас ожидает такой же резкий сброс! Мы откатимся на технологический уровень 1720-х гг.

 

Рейганомика Древнего Рима

В конце Античности сложилась АНАЛОГИЧНАЯ СИТУАЦИЯ той, что есть сегодня – глобализация: весь известный тогда мир представлял собой одно государство (это была еще мечта Александра Великого о всемирной монархии) – Римскую империю! Рим также ВНЕЭКОНОМИЧЕСКИ СТИМУЛИРОВАЛ потребительский спрос серебряной монетой, добившись очень высокого уровня разделения труда и уровня жизни. «Внеэкономически» – значит: то, чем стимулировали (драгоценные металлы: золото, серебро), НЕ ОБРАЗУЕТСЯ В РАМКАХ ЕСТЕСТВЕННОГО РАЗВИТИЯ ЭКОНОМИКИ. Потом это же начали делать при президенте США Р. Рейгане с 1981 г. (так называемая «рейганомика»). Серебряную монету Рим чеканил из рудников, захваченных у Карфагена в Испании во время Второй Пунической войны. Рим рухнул, когда это серебро закончилось. Римские легионы не дошли 50 км. до новых рудников. Потом на этом новом источнике серебра взошла, как на дрожжах, империя династии Габсбургов. Получается, что 1500 лет спрос не стимулировали и произошел сброс уровня разделения труда и уровня жизни к гораздо более простым формам. Более того, все это время научно-технический прогресс целенаправленно тормозился Католической Церковью. Ею преследовались изобретатели и вообще все, кто думал не так, как нужно было думать. Нужно было сосредоточиться только на спасении души.

 

Из истории становления капитализма

Итальянский экономист Антонио Серра писал в XVII в.: «Если вы хотите посмотреть, какой из двух городов богаче, посмотрите на количество профессий, которыми владеют его жители. Чем больше профессий, тем богаче город». На языке современной политэкономии это значит: «чем выше уровень разделения труда, тем больше добавочной стоимости производится в экономической системе «город»». Повышение производительности труда при углублении разделения труда компенсируется увеличением рисков. Это главный аргумент против прогрессистской модели: невозможно, чтобы все безнаказанно улучшалось. На каком-то уровне этот эффект достигает максимума и выше не идет. Чтобы его преодолеть, необходимо

расширить рынок, т.е. увеличить объем этой замкнутой системы. А, как уже было сказано, на каком-то этапе развития капитализма это сделать будет невозможно из-за ограниченности поверхности Земного шара! Основатель классической политэкономии XVIII в. Адам Смит вывел закон: «в замкнутой экономической системе на определенном этапе развитие разделения труда останавливается, т.к. риски растут так быстро, что производство становится нерентабельным». Если у нас есть технологическая цепочка из 10 элементов, которая на выходе генерирует дополнительной стоимости 100 единиц, которые распределяются поровну между элементами: на каждый элемент приходится по 10 единиц. Если увеличить элементов с 10 до 20, то стоимость увеличится до 150 единиц, т.е. стоимость увеличится в 7,5 раз. Чем длиннее цепочка, тем глубже разделение труда: стоимость уменьшается, риски увеличиваются. Это остановка прогресса: кризис. Для компенсации этих рисков была изобретена банковская система кредитования. Она кредитует предприятие еще до того, как оно начало производить продукцию. Банковская система предполагала отмену запрета на взимание ссудного процента (ростовщичество, которое было запрещено на протяжении всего Средневековья), т.е. нарушение одной из 10 заповедей. Таким образом, начало капитализма было оплачено очень дорогой ценой, т.к. система 10 заповедей является замкнутой этической системой, и нарушение одной из них приводит к нарушению стабильности социальной системы ценностей и общественной морали. Так и произошло: в XV-XVI вв. начинаются дикие войны, сначала религиозные, потом экономические (например, столетняя война), в которых погибло до половины населения тогдашней Европы. Эпоха войн заканчивается 130 лет спустя Вестфальской системой (договор), где впервые появляется понятие «национальный суверенитет» и «суверенное национальное государство», впервые предложенное в трудах философов Т.Гоббса и Ж. Бодена. Так зарождался либеральный проект, в котором впервые утверждали веротерпимость и свободу выбирать себе свою моральную базу.

 

Порочность рейганомики и ее крах

Философ и юрист XIX в. Карл Маркс предсказал конец буржуазно-капиталистической системы в «Капитале». Он писал, что когда научно-технический прогресс останавливается в замкнутой системе, то сдвинуть его дальше можно только расширением системы за счет новых рынков, т.е. замкнутую систему необходимо превратить в открытую. Но так как земной шар ограничен, то когда закончатся новые рынки, закончится и капитализм: рано или поздно система экономического прогресса, построенная на углублении разделения труда, закончится. Он впервые поставил проблему того, что будет ПОСЛЕ капитализма: «коммунизм» – гипотетическая модель посткапиталистического общества. Этот вывод очень не понравился мировой буржуазной элите и был придуман альтернативный проект экономической науки под названием economix: если политэкономия марксизма выводила микроэкономику из макропоказателей, то экономикс делает прямо противоположно – начинает с фирмы (микро) и делает вывод об экономике в целом (макро). Это чисто пропагандистская теория, задача которой доказать, что конца капитализма нет, по сути табуировала саму тему конца капитализма. А конец капитализма взял и пришел! В чем порочность рейганомики? Это симуляция расширения рынков. Капитализм не может существовать без экстенсивного расширения рынков. Когда рынки больше расширяться не могут – начинают искусственно «расширять» «покупательский объем» каждого отдельного потребителя: давать ему новые кредиты, когда он не отдал старые, путем постоянного снижения ставки ссудного процента (так называемое «перекредитование»). Это закончилось крахом, экономическим кризисом 2008 г. (Об этом мы подробно писали в прошлом номере газеты «Слово») Это, по сути, последний кризис капитализма!

 

Новое средневековье

При переходе сегодня к Новому Средневековью уже начинают происходить процессы, аналогичные тем, которые происходили тогда, но на новом уровне. Что это за процессы? Деурбанизация (обратный процесс к урбанизации или «образованию и росту городов»), т.е. отмирание городов. Города росли вокруг крупных мануфактур или рынков (ярмарок), они были центрами деловой активности. Теперь все можно делать через интернет, сидя на пляже где-нибудь на конце света, попивая мартини: города просто больше не нужны (не забудем и про экологию: загрязнение воздуха в сотни раз больше нормы, пробки и т.д.). Второй процесс: резкий спад уровня разделения труда, деиндустриализация. Огромные предприятия уже давно не нужны, как и города вокруг них. Теперь все будет печататься на 3D-принтерах. Третий процесс: отказ от модели прогресса и возврат к традиционному способу производства. Теперь не надо будет делать больше, выше, сильнее. Логика прогрессистского подхода в том, что мы постоянно залазим в будущее. Например, спрос растет со скоростью 3% в год. Тогда за 10 лет он вырастет на 30%. Значит, под этот рост будущего спроса можно выпустить ценные бумаги, выпустить под них дополнительную денежную массу и на них построить какой-нибудь инфраструктурный проект. Это идея концентрации капитала во времени. Производственных мощностей к этому моменту уже построено в разы больше, чем нужно в обозримом будущем, т.к. рост уже не наблюдается последние 10 лет. Именно такой подход – причина всей нестабильности капитализма, его кризисов и т.д. В Новом средневековье ему на смену приходит концентрация капитала в пространстве, так, как это было в традиционном способе производства в Средневековье старом. Люди жили в Здесь и Теперь и не отодвигали жизнь в будущее, которым обесценивается настоящее, – единственное, что есть, т.е. реальность. Одержимость будущим и потеря настоящего – характерная черта как раз современного глобального общества всеобщего потребления, которое как «Титаник» терпит крах на наших глазах.

 

Крах глобализации и кластеризация мира

Уже к концу XIXв. в мире появились 4 крупные экономические системы: «технологические зоны», которые далее не могли более расширяться, потому что они захватили весь мир, из которого можно было на тот момент качать прибыль. Это были: Британская, Германская, Американская и Японская зоны. Российская была глубокой периферией Германской экономической системы. Первая мировая война была следствием кризиса: этим зонам больше нельзя было расширяться – они мешали друг другу. Это был первый в истории кризис падения эффективности капитала и это была война за передел рынков. Из-за проигрыша Германии от нее откололась восточная часть, породив пятый независимый технологический проект на обломках Российской империи – СССР. По итогам Второй мировой войны в мире осталось всего две независимые экономические системы: американская (либеральный проект) и советская (красный проект). Последний был уничтожен в 1991 г. Крах либерального проекта мы наблюдаем прямо сейчас.

Главный процесс Нового средневековья: крах глобализации или ДЕГЛОБАЛИЗАЦИЯ. Когда единый мир опять рассыпается на замкнутые локальные технологические зоны (экономические кластеры) по региональному принципу, каждая со своей местной валютой: Американская, Южноафриканская, Латиноамериканская, Австралийская, ЕС, Евроазиатская, Индийская, Китайская и Японская. Теперь будет больше уникальности и своеобразия, а не похожести и однотипности, характерных для глобализма. Между зонами будет осуществляться обмен валют. Есть группа людей, условно назовем их «Ротшильды», которые сделали ставку на обмене валют между зонами. Зон должно быть много. Если их будет 2-3, то они смогут договориться между собой сами и тогда необходимость в менялах отпадет. Кто будет определять курс такого обмена? По понятным причинам это будет определяться только в результате ВОЙНЫ ВСЕХ ПРОТИВ ВСЕХ, когда каждая зона будет воевать со всеми остальными, и кто будет побеждать, тот и будет доминировать в процессе обмена (и во всех остальных вопросах).



Если вы обнаружили ошибку на этой странице, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.
Loading...


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.