Информация к новости
  • Просмотров: 499
  • Дата: 24-10-2017, 14:00
24-10-2017, 14:00

Из области фантастики

Категория: Новости / Аналитика


Из области фантастики

Титанические усилия украинской делегации в Парламентской Ассамблее Совета Европы защитить скандальный закон об образовании, поссоривший Украину с половиной соседних стран, оказались неэффективны. На следующий день после обсуждения «контроверсионного» закона члены ассамблеи приняли резолюцию с настоятельными рекомендациями Киеву откорректировать закон относительно обучения на языках национальных меньшинств. В частности, в документе отмечалось, что новый украинский закон об образовании не обеспечивает надлежащего баланса между официальным языком и языками нацменьшинств.

Например, немецкое издание Deutsche Welle сочло, что «большинство депутатов Совета Европы отвесило Украине звонкую пощечину». На негативную оценку европейских депутатов (82 парламентария против 11, и еще 17 воздержались) не смогла повлиять даже подтянутая по такому случаю «тяжёлая артиллерия» в виде личного доклада Президента Украины, в частности, защищающего «мовный» закон.

 

Президент как воплощение бережного отношения к языкам нацменьшинств

Используя в качестве неопровержимого, с его точки зрения, аргумента в защиту вновь принятого закона об образовании собственный пример, Петр Алексеевич прямо на заседании сессии ПАСЕ поведал трогательную историю своего полиглотства. Он, оказывается, свободно разговаривает на болгарском языке, потому что родился и вырос в городе Болграде Одесской области, в месте компактного проживания болгар. Затем семья будущего Президента переехала в город Бендеры Молдавской ССР, и школьник Петя освоил румынский язык, так как на нём общались в семьях все его сверстники. Став студентом факультета международных отношений и международного права Киевского государственного университета, Пётр Алексеевич имел много контактов с польскими друзьями, английскими и французскими коллегами, и поэтому Президент свободно общается на польском, английском и французском. Всё это приобретённое многоязычие никоим образом не помешало отличному овладению русским языком (как языком межнационального общения на тот момент) и украинским языком, как родным (по словам Президента). К слову, почему-то неупомянутым Президентом остался период его службы в армии в Казахстане. Как-то ничего не было сказано об овладении казахским или каким-либо другим местным языком по аналогии с предыдущими. Ну, то такое…

Свой пример Президент привёл в качестве иллюстрации того, как в Украине не только не ущемляются языки нацменьшинств, но сохраняется их использование и развитие в местах компактного проживания данных этнических групп.

Аплодируя стоя нашему Президенту и его воистину блестящему полиглотству, хочется спросить – а так ли успешно, как языки, Президент постигал не менее важную для государственного деятеля науку – логику?

Ведь бросив даже мимолётный взгляд на даты биографии Петра Алексеевича, можно сделать простой логический вывод, «лежащий на поверхности». Ту глубину лингвистических познаний, которой так кичится Порошенко, он получил не в Украине, и уж точно не благодаря бездумной политике государства Украина в языковом вопросе. Все ступени образовательного и личностного роста, от мальчика из провинциального городка до государственного деятеля, Пётр Алексеевич прошёл в «совке», стране, всячески критикуемой и запрещаемой современной провластной идеологией Украины. Вот такое своеобразное «спасибо» говорит мальчик Петя своей родной стране, которая помогла ему стать тем, кем он является на данный момент.

И хотя использование сослагательного наклонения – неблагодарная штука, предлагаю моему дорогому читателю на несколько минут отвлечься от грустных дум о скудной пенсии-зарплате и ничего хорошего не предвещающем будущем. Давайте вместе немного пофантазируем на тему, как давалась бы сложная наука изучения иностранного языка нашему Президенту, если бы он родился после 1991 года.

 

Давайте фантазировать!

Мальчик Петя родился в 1995 году в семье фермера в городе Болград Одесской области, в независимой Украине. «Фермер» – слишком громкое название для того, чем зарабатывал на хлеб его отец. Всё фермерское хозяйство состояло из солончакового участка земли, где семья выращивала, а затем сдавала на местный, оставшийся от Союза, сахарный завод, сахарную свеклу. Пока Петя был маленький, а сахарный завод продолжал функционировать, семья жила в достатке. Мама покупала маленькому Пете любимые им шоколадки, но не так часто, как Пете хотелось бы – по причине полноты мальчика. Вокруг него было много болгарской детворы, поэтому смышлёный мальчик вместе с русским языком освоил азы болгарского разговорного на уровне «привет, пока, отдай мою игрушку».

Но в 1998 году «эффективные молодые собственники», в частности сын бывшего директора сахарного завода, «прихватизировали» предприятие, в результате чего завод закрылся, оборудование продали на металлолом, а половина взрослого населения Болграда осталась без работы. В их числе и отец Пети. В течение полугода крестьянин пытался продавать урожай на рынке, но жадные посредники давали за него копейки, а торговое место на рынке забирало всю прибыль от продаж.

Семье пришлось искать лучшей жизни в Молдове, на родине отца и матери Пети. В школе молдавского города Бендеры Петя учился плохо, особенно тяжело ему давалось изучение точных предметов на молдавском – математики, геометрии, физики, биологии. Вот попробуйте выучить строение ДНК на молдавском, или начала квантовой физики на нём же – и вы поймёте причины отставания Пети в школе.

Образовательные проблемы затмевала безработица родителей. Единственным способом существования в Бендерах была контрабанда через границу, но потоки контрабанды были давно распределены между местными, и отцу мальчика перепадали крохи, да и то – от случая к случаю. Каждую такую возможность необходимо было защищать с оружием в руках, вот почему одна из таких стычек, вполне прогнозируемо, закончилась для отца Пети трагично.

Осиротевшая семья переехала в Винницу, в независимую Украину. Старшекласснику помимо школы пришлось подрабатывать грузчиком на местном рынке, который держал дальний родственник отца. По этим объективным причинам парнишка не смог сдать ВНО (вступительные экзамены) на украинском языке, и похоронил свою мечту о Киевском университете. В 2014 его мобилизовали, так как не хватило денег, чтобы откупиться от армии. Петя попал прямиком в зону боевых действий, а о том, что было дальше мне даже не хочется думать, не то что фантазировать…

 

Давайте пофантазируем в другом направлении!

Ой, боюсь, что невольно ввела моих читателей в заблуждение! Ведь герой нашей фантастичной истории, мальчик Петя, родился в отнюдь не бедной семье. Это обстоятельство меняет многое, скажет мой читатель, и будет абсолютно прав.

В таком случае, предлагаю всем нам не полениться и ещё раз пофантазировать, но уже в другом направлении. Ведь жалко мальчика Петю, хотелось бы ему помочь!

Итак, мальчик Петя родился в 1995 году в семье главы агрохолдинга в Болградском районе Одесской области. Своё состояние отец Пети сколотил в 90-х на «прихватизации» целого ряда сахарных и консервных заводов, бывших в государственной собственности в советское время. Затем начал собственный бизнес по продаже какао-бобов, приобретя несколько кондитерских предприятий. Впоследствии объединил их в группу «Рошен», ставшую крупнейшим производителем кондитерских изделий на Украине. В неё вошли Киевская кондитерская фабрика, Мариупольская кондитерская фабрика, Винницкая кондитерская фабрика, Кременчугская кондитерская фабрика, Клайпедская кондитерская фабрика (Литва), Bonbonetti Choco Kft (Венгрия) и в том числе, страшно даже произнести такое – Липецкая кондитерская фабрика (Россия). Созданные им предприятия кондитерской промышленности принесли ему целое состояние и прозвище «шоколадный король».

Впоследствии бизнес-империя отца включала в себя несколько автомобильных и автобусных заводов (Луцкий автомобильный завод, корпорацию «Богдан»), верфь «Ленинская кузня», телеканал «Пятый канал» и ряд других предприятий.

Само собой разумеется, что к тому времени, когда Петя подрос, семья проживала вначале в Киеве, а затем в одном из самых дорогих пентхаусов Лондона. Петя закончил престижную частную школу, затем отец оплатил для него 3-х месячный «курс по ношению стеклянных бус» в Оксфорде. Любой экзамен или реферат оплачивались папашей. Общаясь по сетям со своими друзьями в Киеве, наш герой использовал чудовищную смесь русского с английским разговорным, толком не выучив ни тот, ни другой и даже не вспоминая об украинском языке. Пресыщенность и отсутствие стимулов к развитию сделали из миловидного паренька человека-растение, без пола, самоидентификации, Родины. После очередной оргии он станет, прогнозируемо, жертвой то ли передозировки, то ли притязаний партнёра-вырожденца, не рассчитавшего силу в БДСМ угаре, то ли выпадет из окна упомянутого пентхауса.

 

Эпилог

Осознавая причины печального результата любой попытки пофантазировать на тему о том, насколько успешным может быть для подрастающего поколения изучение нескольких языков в реалиях современной Украины, вспоминаю нашего гениального земляка Михаила Жванецкого со знаменитой интермедией «Может, что-то в консерватории подправить?» И по аналогии всем нам переадресовать вопрос: «Может, что-то в современной Украине подправить?»



Если вы обнаружили ошибку на этой странице, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.
Loading...


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.