Информация к новости
  • Просмотров: 243
  • Дата: 14-11-2017, 14:30
14-11-2017, 14:30

Как из адвоката Украины в Европе сделать оккупанта (пошаговая инструкция)

Категория: Новости / Аналитика


Как из адвоката Украины в Европе сделать оккупанта (пошаговая инструкция)

Правота народной мудрости о том, что соседей не выбирают, мол, с какими судьба поселит рядом, с такими и придётся сосуществовать, в полной мере подтверждается недавними событиями польско-украинских отношений. Украинские власти упорно не хотят прислушиваться к прадедовским напутствиям. Планы украинских расово правильных стратегов и тактиков построения «Украинской Украины», однородного в этническом и религиозном плане государства, не просто вызывают недовольство стран-соседей, но и затем используются ими для давления на Украину. В виде обвинений в ксенофобии и возрождении неонацизма. Для чего это нашим соседям, спросит мой дорогой читатель? А с целью дальнейшего ослабления Украины, изоляции ее на международной арене как страны-нарушителя международного законодательства, общепринятых демократических норм и прав человека. И исторический опыт соседства подсказывает, что этими претензиями действия наших, до недавнего времени таких дружественных, соседей не ограничатся…

Национальная память как оружие?

8 ноября 2017 года в польском Сейме будет рассматриваться во втором чтении законопроект Министерства юстиции Польши о запрете так называемой глорификации (прославления) ОУН-УПА и их деяний. В частности, Волынской резни 1943 года, которую польский Сейм ещё в прошлом году признал «геноцидом поляков». Имеющиеся в законопроекте положения позволяют открывать уголовные дела за «отрицание преступлений украинских националистов» (украинских вооруженных формирований, которые сотрудничали с нацистской Германией). Также законопроект предусматривает штраф или лишение свободы сроком до 3-х лет за «антипольские» выражения, вроде «польские лагеря смерти».

Этот законопроект стал своеобразным ответом Варшавы на признание Украиной ОУН-УПА и переименование в честь их лидеров в рамках закона о декоммунизации улиц, в частности проспекта Победы в Киеве, и в других городах Украины. Степана Бандеру и Романа Шухевича в Польше считают непосредственными виновниками гибели их соотечественников в Волынской трагедии.

Ярослав Качиньский, лидер правящей в Польше партии «Закон и справедливость» заявил, что «с Бандерой Украина в Европу не войдет».

«Мы не можем годами соглашаться на то, чтобы в Украине формировался культ людей, которые по отношению к полякам дошли до геноцида. Несмотря на то, что жестокость немцев сложно превзойти, им это удалось», - сказал Качиньский.

Следует отметить, что польский лидер озвучивает не только лично свое мнение, но и мнение большинства поляков о политике героизации Бандеры. Даже относительно либеральные политические силы Польши никогда не относились терпимо к этой личности. Вообще полякам сложно понять, почему именно эта личность должна стать краеугольным камнем украинизации, которую сейчас проводит украинская власть. Как правило, поляки спрашивают: а что, других героев нет? Некого больше восхвалять? Бандера что — лучший выразитель украинской идеи? Почему именно его сегодня умышленно возводят на пьедестал, так недальновидно и неоправданно, в «лоб», провоцируя конфликт. Нужно понимать, что героизируя личность Бандеры, украинская власть тем самым обижает в первую очередь не Россию, думаю, в крайнем случае, российские власти выразят «озабоченность». В первую очередь мы обижаем поляков, а Бандера для поляков – это абсолютное зло.

К тому же, мне кажется, что украинской власти следовало бы отнестись серьезнее к заявлениям Качиньского. Он прямо говорит о том, что «пока будут появляться памятники Бандере в Украине, флаги, музеи, мосты и улицы будут называть именем Бандеры – до тех пор Польша будет сдерживать Украину всеми возможными методами, в том числе дипломатическими, на внешней арене».

В частности, в Польше считают, что наши страны обречены дружить и ни в коем случае не ссориться с соседями, особенно из-за того, что малочисленная группа, слишком радикально настроенная в плане украинизации, сегодня, к сожалению, влияет на умы тех людей, которые не разобрались в истории. К этой малочисленной, но наделённой властными полномочиями группе, поляки относят, прежде всего, Украинский институт национальной памяти и его главу, Владимира Вятровича, которые, по их мнению, должны заниматься национальной памятью, а не перекручивать ее, и не подстраивать под себя, и тем более использовать в контрпропаганде.

А вот в Институте национальной памяти считают, что лидер правящей партии Польши Ярослав Качиньский своими заявлениями показал полное незнание истории. Подобного рода «заблуждениями» Владимир Вятрович поделился в эфире телеканала 112 Украина: «Заявление о том, что украинцы хуже немцев, лишь свидетельствует, что Качиньский превзошел сам себя в непонимании украинской и польской истории. И, к сожалению, это человек, который собственное искаженное представление об истории своего народа пытается навязывать другим, всему обществу. Это свидетельствует о том, что Качиньский не видит перспективы развития отношений между Украиной и Польшей.

 

Идёт война мемориальная…

Столь недобрососедские и, я бы даже использовала другое определение —агрессивные в отношении Украины, действия Польши начались, когда Украинский институт национальной памяти запретил польским специалистам проводить поиски и эксгумацию останков поляков — в ответ на демонтаж памятника УПА в польской деревне Грушовичи. Демонтаж проходил в апреле 2017 года с разрешения местных властей (якобы монумент был «нелегально установленный»).

После разрушения памятника воинам УПА в Грушовичах Президенты Украины Петр Порошенко и Польши Анджей Дуда провели телефонный разговор, во время которого Дуда пообещал, что лично рассмотрит инцидент. Однако реакции с польской стороны не последовало, поэтому до решения вопроса Украинский институт национальной памяти прекратил «рассмотрение любых обращений польских государственных институтов, отдельных лиц или общественных организаций о предоставлении разрешений на установление новых польских памятников и памятных знаков или реставрацию уже существующих на территории Украины».

Попросту говоря, Киев объявил мораторий на установление новых польских памятников и памятных знаков или реставрацию уже существующих на территории Украины. Для отмены этого моратория Украина требует не только осуждения польской стороной всех 15 актов вандализма против памятников УПА, произошедших в период с 2014 по 2017 гг., а не только последнего в Грушовичах, а также восстановления повреждений, и, основное, легализации польских и украинских мест памятников по принципу «все на все».

Касательного последнего стоит отметить, что, по данным Украинского института национальной памяти, на территории Польши нелегально установленными на сегодняшний день являются порядка 40-50 памятников, когда на территории Украины таких польских памятников более 150.

Конечно же, Польша заинтересована в том, чтобы Украина восстановила разрешение на проведение поиска и эксгумации поляков, захороненных на ее территории, и установление новых памятных знаков. Но, по словам директора Бюро сохранения памяти о борьбе и мученичестве ИНП (аналог украинского института) Адама Сивека, для Варшавы выполнение указанных требований украинской стороны неприемлемо. Как оказалось, восстановление памятника в Грушовичах невозможно, потому что мемориал не стоял на месте захоронения украинцев, но прославлял УПА. «Нет подтвержденных эксгумацией доказательств, которые бы позволяли трактовать место, где стоял снесенный памятник, военным захоронением или любым захоронением», — отметил Сивек, добавляя, что украинской стороне было предложено проведение в Грушовичах эксгумации, но та не заинтересовалась этим предложением.

И, на мой взгляд, позиция польской власти предельно аргументирована и приемлема — польская сторона не против увековечить память жертв ОУН-УПА, но только в местах их действительных захоронений на основе проведённых эксгумаций.

Нетрудно догадаться, что теперь обе стороны обвиняют друг друга в нежелании решать соответствующий вопрос. Летом уже упомянутый глава МИД Польши Ващиковский заявил, что Польша наложит вето на потенциальное вступление Украины в Европейский Союз, если не будут решены исторические вопросы и вопросы прав меньшинств.

А на прошлой неделе Ващиковский сообщил, что Польша запускает процедуры, которые не позволят людям с антипольскими настроениями посещать страну. «Люди, которые демонстративно надевают мундиры «СС Галичина», в Польшу не въедут», - уточнил он, добавляя, что ограничения также коснутся людей, которые используют административные инструменты, не позволяя продолжать эксгумацию и обновлять места польского богослужения. С очевидной вероятностью следует ожидать, что речь идет о представителях Украинского института памяти. Эти предположения подтвердил заместитель министра культуры Польши Ярослав Селлин, назвав УИНП неправительственной организацией, а ее руководителя Владимира Вятровича «безответственным человеком с навязчивыми антипольскими идеями».

В довершение Ващиковский добавил, что будет еще рассматривать вопрос о том, рекомендовать ли Президенту Польши вскоре посещать Украину?

Кто кому оккупант?

Хотелось бы посмотреть на разгорающийся межгосударственный конфликт с немного другой точки зрения. Для этого предлагаю моему дорогому читателю осуществить небольшой экскурс в историю.

А суть истории в том, что до 1918 года земли Польши были разделены между Германской (Пруссией), Российской и Австро-Венгерской империями. Когда империи рухнули, а ненавидимый украинскими националистами Ленин подарил нациям право на самоопределение, то есть независимость, в Галичине (австро-венгерская часть Польши) возникла независимая Западно-Украинская Народная Республика (ЗУНР), возжелавшая воссоединиться с остальной Украиной. Другие же польские земли стали собственно Польшей, которая 6 ноября 1918 года провозгласила свою государственную независимость, а потом вооруженным путем ликвидировала ЗУНР и забрала себе Галичину.

И тут возникает резонный вопрос: что она сделала – вернула себе свое или оккупировала украинское? Ответы Киева и Варшавы, как вы догадываетесь, диаметрально противоположны. Потом Польша в ходе советско-польской войны (1918-1919 гг.) вообще захватила Волынь и почти всю Правобережную Украину с Киевом. Затем она отошла в боях с немцами, а всю остальную территорию Украины отвоевала Красная Армия. В 1921 году Польша по Рижскому договору закрепила за собой Галичину и Волынь, пока в 1939 году в дело не вмешался Иосиф Сталин и силой оружия, по секретному протоколу договора Молотова – Риббентропа (1939 год), не вернул захваченные земли в состав УССР. А потом и закрепил это во всех международных документах о послевоенном устройстве мира. И тоже вопрос: Сталин возвращал «свое» (точнее, исконно украинское) или оккупировал польское?

Пока был силен СССР, и действовало международное право, защищавшее территориальную целостность государств в соответствии с ялтинско-хельсинкским мироустройством, все было хорошо: никто не мог выдвинуть СССР и УССР территориальные претензии. Потом украинские горе-демократы после провозглашения украинской независимости по дурости с чужого голоса начали клеймить пакт Молотова – Риббентропа, не понимая, что делают теоретический и юридический подкоп под территориальную целостность собственной страны. В результате подобного рода споров Украина недавно отдала шельф у острова Змеиный в пользу Румынии. Теперь, похоже, на очереди Галичина со Львовом.

Именно эти опасения подтверждает ещё один демарш того же польского министра иностранных дел во время рабочего визита во Львов. Ващиковский провел совещание польских консулов и встретился с представителями польской среды, посетил Лычаковское кладбище, в частности мемориал польских воинов, которые погибли в украинско-польской войне в 1918-1919 годах, возложил цветы к памятнику воинам Украинской галицкой армии (УГА) и почтил современных украинских героев, которые погибли во время боевых действий на Донбассе. А потом Ващиковский пришел к музею «Тюрьма на Лонцкого», где в 1941 году были расстреляны все узники, и возложил цветы к памятнику жертвам коммунистических преступлений возле музея, и спросил у директора заведения, считает ли тот, что земли Галичины были оккупированы поляками. И когда директор украинского музея Руслан Забилый ответил утвердительно, глава МИД Польши «развернулся с порога и ушел»!

Следует ли рассматривать то, что сделал Ващиковский у музея, как претензию, что Галичина была признана «оккупированной СССР», а, следовательно, исконно польской? Время покажет…

В качестве итога

На днях в интервью Польскому радио Ващиковский заявил, что Украина использовала Польшу и рассчитывала, что поддержка с польской стороны никогда не иссякнет: «Раньше мы сжимали зубы, поскольку, учитывая нашу военно-политическую доктрину и безопасность, сохранение независимой Украины является бесценным. Однако мы признали, что нас используют, что Украина беззаботно смотрит на эту проблему и исходит из того, что мы безусловно будем поддерживать безопасность и независимость Украины, стоять на ее стороне в конфликте с Россией и не требовать решения двусторонних проблем – исторических и образовательных», – заявил глава польского МИД.

Галерея

prev

Как из адвоката Украины в Европе сделать оккупанта (пошаговая инструкция)
Как из адвоката Украины в Европе сделать оккупанта (пошаговая инструкция)

next
и ещё фотографии ›


Если вы обнаружили ошибку на этой странице, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.
Loading...


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.