Информация к новости
  • Просмотров: 445
  • Дата: 26-12-2017, 12:00
26-12-2017, 12:00

Химера «общего блага» ВИДЕО

Категория: Новости / Статьи


Химера «общего блага»  ВИДЕО

«Президент Петр Порошенко принял присягу 113-ти вновь избранных судей Верховного Суда, призвав их вернуть людям веру в правду и справедливость», – сообщил 11 ноября 2017 г. портал «Факты ictv». К чему призывает Президент судей? Сегодня все кому не лень апеллируют к понятию «справедливость». Мало кто может дать точное определение этому понятию, но все точно знают, когда лично к ним проявлена несправедливость. Что же такое справедливость?

Проблема справедливости

Проблема справедливости возникает в условиях человеческой конкуренции по поводу разнообразных благ, в которых ощущается потребность и число которых сравнительно невелико, чтобы удовлетворить потребности всех. Социальные индивиды в «ситуации несправедливости» (дефицит благ и неготовность пожертвовать своей долей ради другого) заявляют о необходимости пересмотреть текущее состояние дел в соответствии с определенным критерием или принципом, понимаемым ими как правильный, верный, должный, т.е. справедливый. Справедливость в этом смысле – идея, позволяющая оценить меру соответствия существующего тому, что должно быть (или «сущего должному») в отношении распределения социальных благ и тягот.

Социология и экономика как типы механизмов согласия

Именно ради создания иллюзии справедливого распределения благ в обществе были созданы целый ряд так называемых социальных наук, главные из которых – это социология (социальная философия) и экономика (политэкономия). Каждая из них понимает справедливость по-разному. Но в основе всех наук лежит поиск путей и механизмов согласия или того, что философия эпохи Просвещения назвала «общим благом». Социология предлагает коллективные механизмы справедливого распределения социальных благ через так называемый общественный договор (социальный контракт). Политэкономия предлагает свои индивидуалистские механизмы справедливости распределения экономических благ через обмен на рынке («рыночное благо») и конкуренцию. Корыстный интерес – лишь частный случай человеческой мотивации, а рынок соседствует на равных с другими формами институционального регулирования человеческих взаимодействий. Рыночный мир рядоположен другим мирам, где господствуют другие регулятивные принципы. Столкновение между этими мирами вынуждает социальных акторов искать легитимацию своих высказываний и действий с помощью компромиссов. Рынок приходится комбинировать с элементами других миров. Экономическая наука не в силах самостоятельно объяснить хозяйственные отношения во всей их сложности, поскольку она населена рациональными эгоистами homo economicus и поэтому оказывается очень ограниченной. Рынок – один из многих способов решения проблемы согласия и общего блага. Взаимная симпатия между людьми – обязательное условие для реализации их эгоизма. Для того, чтобы нечто стало благом на рынке, необходима определенная координация страстей между людьми. Это благо должно быть совместно сконструировано как предмет желания множества людей. Условие рыночной связи предполагает не только общую склонность людей к товарообмену, но и СОГЛАСИЕ по поводу общей идентификации внешних благ. Культурное определение блага в отличие от других благ необходимо для того, чтобы мог возникнуть рынок этого блага, на котором могли бы появиться впоследствии эгоистические и рациональные мотивы. Предметом социологического анализа должно стать само возникновение рынка посредством серии «испытаний», позволяющих акторам выработать совместное определение блага. Социологии не следует воспринимать рынок как самоочевидность. Она должна начать с того, что рынок возникает как согласованное смысловое поле. Проблема социологии и политэкономии заключается в том, что они воспринимают общее благо как естественный закон, в результате чего формы и способы достижения согласия выпали из поля их рассмотрения.

Общее благо в политической философии Т.Гоббса

Согласие как общее благо, справедливо примиряющее коллективизм и индивидуализм было обосновано в трудах политических философов эпохи Просвещения Томаса Гоббса и Жан-Жака Руссо. Гоббс писал, что первичным, исходным и наиболее важным для индивида является его личное благо, которое базируется на утилитарном (utilitas с лат.– польза) стремлении получения выгоды или почестей. «Каждый человек по природе прежде всего ищет собственного блага». Однако в обществе с неизбежностью существуют такие блага, которые нельзя поделить, – их он называет «совместными благами», которыми необходимо пользоваться либо сообща, либо поочередно. Гоббс различает понятия частного блага и общественного блага. Однако помимо этих благ существует еще одно, неотделимое от понятия государства и гражданского общества – общее благо. Отличительная черта человека – разумность. С точки зрения направленности действий индивида на общее благо разум в одном отношении препятствует созданию общего блага, в другом, напротив, благоприятствует. Именно эгоистический разум человека приводит к тому, что каждый занят прежде всего собой: только удовлетворив свои материальные и другие потребности, если остается время, люди обращаются к общественным делам. С другой стороны, именно разум и опыт позволяют человеку реализовать его общественную, государственную природу, нацеленную, главным образом, на общее благо. Противоречивая, эгоистическая и недобродетельная природа людей, которая порождает ненависть, зависть, стремление к выгоде и почестям, требует для реализации и совместной жизни создания общей власти, отделенной от них и стоящей над ними. Эта общая власть образуется только на основе особого состояния – согласия и единства граждан, что превращает ее, эту власть, в «одно гражданское лицо», на которое переносятся права всех. Оно и называется государством. Государство не есть ни какой-либо гражданин в отдельности, ни все граждане вместе. Это новое качество – качество «гражданского лица». Общее благо, которое соотносится с субстанцией государства, не равно, таким образом, ни благу частному, ни сумме благ всех. Это именно то благо, которое соответствует особому состоянию общества и которое Гоббс называл гражданским, или государственным состоянием, которое возникает тогда, когда возникает особое гражданское единство на основе общей воли. Таким образом, частное благо – это благо одного, общественное благо – благо многих, а общее благо – это благо особого гражданского состояния, возникающее на основе единства и согласия большинства. Исходя из этого постулата Гоббса, совершенно понятно, почему в переходные эпохи, когда в обществе действуют центробежные силы, не может быть и речи об общем благе, равно как об общей воле, о государстве, о единстве и о согласии. Такие эпохи – эпохи брожения, когда в обществе присутствует только частный интерес, частная воля, частное благо, или же корпоративная воля группы, массы людей, понимаемых как множество, но не как единство.

Двухуровневость политического состояния в политической философии
Ж.-Ж. Руссо

Главным трудом, где обосновывается справедливое общество, был трактат Ж.-Ж. Руссо «Об общественном договоре», где он, развивая идеи Т.Гоббса, описал легитимные политические отношения. Они не могут быть установлены непосредственно на основе конкретных взаимодействий между людьми, т.к. они связаны своими интересами и своей принадлежностью к определенному классу или группе. На этом уровне, полностью подчиненном отношениям силы, никакое соглашение невозможно. Для того чтобы между людьми установились справедливые отношения, необходимо, чтобы их взаимодействия были опосредованы отношением к целостности более высокого порядка. Опосредование взаимодействий и связанная с ним жертва являются обязательным условием для достижения справедливого гражданского мира, исключающего господство одной стороны над другой. Главная задача «Общественного договора» – обосновать целостность второго порядка. Речь идет об обосновании естественного принципа исходя из двух возможных состояний людей и, соответственно, из двух возможных способов понимания совокупности, полученной в результате их объединения. Объединение первого порядка представляет собой суммирование частных лиц, характеризуемых их принадлежностью и множественностью интересов и находящихся в антагонистических отношениях. Вместе с тем, люди наделены также способностью выйти из этого эгоистического и ничтожного состояния, и достичь состояния второго порядка, в котором они заботятся уже не о своих личных, частных интересах, а об общем интересе. И именно от применения этой способности, которую люди вольны поддерживать, развивать или оставить в дремлющем состоянии, зависит возможность установления справедливого гражданского мира. На уровне целостности второго порядка и формируется общая воля. «Целое» второго уровня объединяет тех же людей, что и совокупность первого уровня. Но люди эти пребывают уже в ином состоянии: каждый из них оставляет личные заботы и интересы ради достижения общего блага. Однако это понятие используется Ж.-Ж.Руссо не для совокупности людей или граждан, а для обозначения особого состояния, которого может достичь каждый человек, когда он отстраняется от своих личных особенностей и жертвует своими частными интересами. Это состояние предполагает осознание того, что представляет собой благо в общем, и проявляется в стремлении к общему благу. Идея общей воли не противопоставляется таким образом индивиду: любой человек может достичь общего состояния и осознать общую волю, и прежде всего в том виде, в каком она проявляется в глубине его души, когда он абстрагируется от своей частной воли. Именно в этом смысле Руссо резко противопоставляет «общую волю» и «волю большинства», «волю всех». «Воля всех» может иметь притесняющий характер, так как она выражает мнение других людей как «частных» лиц: «Она блюдет интересы частные и представляет собою лишь сумму изъявлений воли частных лиц». Общая же воля «блюдет только общий интерес» и присуща тем же людям, но пребывающим в общем состоянии, то есть в состоянии граждан. В «Общественном договоре» Руссо общая воля не сводится к сумме частных волеизъявлений. Частные лица не связаны обязательствами подчинения по отношению к тому, кого они избирают в качестве главы, равно как они не связаны взаимными обязательствами как частные лица по отношению друг к другу (как, например, в концепции Т. Гоббса). В масонских архивах Великого Востока Франции Руссо числится в списках членов масонской ложи «Общественного согласия Святого Иоанна Экосского». «Целое больше суммы своих частей» это главный принцип системного подхода в Общей теории систем. Там, где есть Целое, есть и система. Сама идея опосредования Целым у Руссо масонская.

Двухуровневость можно представить себе в виде тумблера-переключателя: вот ты – просто индивид, а вот тумблер переключился – и ты уже гражданин, т.е. элемент иерархии, который отказался от своих личных забот и интересов – вообще от своей личности и посвятил себя Целому, т.е. Целому, ордену, организации. Общее благо – это благо ложи, как бы «духовный общаг» и только интересы именно его Руссо назвал «справедливостью». Ты как элемент иерархии государства, большой масонской ложи, не блюдешь свои личные интересы, ты теперь «брат-масон» и у тебя больше не может остаться личных интересов, ты – элемент системы, ты живешь во имя и ради системы.

Итоги

Матрицей для социологии и экономики послужили концепции политической философии эпохи Просвещения. Противостояние этих двух наук мнимо: и в экономике и в социологии есть объединяющий элемент – структура общего высшего блага. Это значит, что обе социальные науки доказывают реальность форм согласия между людьми либо на основе коллектива (социология), либо на основе рынка (экономика). Однако формы согласия, которые описывают эти две науки, изобретены отнюдь не ими. Тогда как согласие как общее благо всегда находится в ситуации оспаривания и конфликта, подвергается испытанию на прочность через различные способы обоснования справедливости. В основе проблемы необходимости достижения общего блага лежит более фундаментальная проблема соотношения общего и частного, которая нашла свое решение в виде общих принципов справедливости в трактатах политической философии эпохи Просвещения. Всеобщие универсальные принципы справедливости существуют, и они укоренены в сегодняшнем мироустройстве. Политическая философия – это своеобразная политическая грамматика, определяющая характер связей и форм согласия между людьми. Политическая философия – источник легитимного порядка в обществе. Современная социология изучает операции обоснования справедливости через анализ споров политических философов по поводу законов, лежащих в основе общественного мироустройства.



Если вы обнаружили ошибку на этой странице, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.
Loading...


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.