Информация к новости
  • Просмотров: 564
  • Дата: 12-12-2017, 14:30
12-12-2017, 14:30

«Нам лучше остаться партнерами!»

Категория: Новости / Аналитика


«Нам лучше остаться партнерами!»

На полях пятого по счету саммита «Восточного партнерства» в конце ноября 2017 года встретились главы государств и правительств стран-членов Европейского союза и главы шести стран, пока только декларирующих курс на вступление в ЕС. В их числе и Президент Петр Порошенко, преисполненный нашими евроинтеграционными устремлениями и сопровождаемый представительной делегацией.

Сути украинских надежд, возлагаемых на этот форум, и тому, откуда наша власть берет основания для столь амбициозных ожиданий, и будет посвящен небольшой обзор для вас, мои дорогие читатели!

 

Сам саммит

«Восточное партнерство» – проект Европейского союза, созданный в 2008 году и направленный на реализацию европейской политики соседства в отношении своих «новых соседей», появившихся после очередного расширения ЕС в мае 2004 года. То есть, проект затрагивал шесть стран бывшего СССР: Украину, Молдавию, Азербайджан, Армению, Грузию и Белоруссию.

Главной целью новой инициативы ЕС было задекларировано «создание необходимых условий для ускорения политической и экономической интеграции между Европейским союзом и заинтересованными странами-партнерами путем содействия политическим и социально-экономическим реформам в странах-участницах «Восточного партнерства»». При этом в декларации саммита подчеркивалось, что в своей деятельности «Восточное партнерство» будет руководствоваться принципом «кондициональности», то есть реализации намеченных планов лишь при условии выполнения странами -участницами программы определенных требований ЕС. В результате успешного выполнения этих требований «Восточное партнерство» в перспективе предполагает заключение соглашения об ассоциации, глубокую интеграцию в экономику ЕС, заключение всеобъемлющих соглашений о зонах свободной торговли, облегчение поездок в ЕС для граждан при условии реализации мер по повышению безопасности (безвиз), внедрение мер энергобезопасности и, конечно же, увеличение финансовой помощи.

Ряд российских экспертов уже во время создания проекта заявляли о намерении Евросоюза окончательно дезинтегрировать постсоветское пространство с помощью «Восточного партнерства» и вывести страны СНГ из-под влияния России, подчеркивая, что «данные страны СНГ ставятся перед искусственной дилеммой: либо вперед, в светлое будущее с Евросоюзом, либо назад – с Россией».

Именно на подобном саммите «Восточного партнерства» 2013 года в Вильнюсе экс-президент Украины Виктор Янукович отказался подписывать уже ратифицированное Соглашение об Ассоциации, что стало для него точкой бифуркации и триггером для Евромайдана, впоследствии приведшего к бегству Президента в Россию и потере своего поста.

Последний саммит 2017 года состоялся в новых для Украины условиях – на фоне заключенного Соглашения об ассоциации, а также безвизового режима с ЕС. Поэтому так велики, наверное, были ожидания украинских властей от этого саммита.

 

Наши надежды

Прежде всего украинская делегация надеялась получить на саммите четкий сигнал относительно будущего членства в Евросоюзе.

Выступая накануне саммита в Украине, Порошенко недвусмысленно намекнул: Киеву просто необходимы новые, промежуточные цели на пути к основной – полноправному членству в ЕС.

В амбициях Украины, прежде всего – присоединение к так называемым «четырем союзам»– таможенному, энергетическому, цифровому единому рынку и Шенгенской зоне. «Пока ЕС является эталоном успеха, страны захотят стать его частью. Европейский союз должен защищать себя от тех, кто бросает ему вызов, а не от тех, кто на него смотрит с надеждой и восхищением», — мечтательно рассуждал украинский Президент.

«Украина ждет четкого сообщения – «когда вы будете готовы, то заходите». Нашей задачей будет подготовиться. А задачей ЕС – решить, когда будет или готова ли уже Украина», – прокомментировал ожидания от саммита в авторской колонке в EUobserver заместитель главы Администрации Президента Украины Константин Елисеев.

Озвучивались также надежды на разрешение нескольких спорных вопросов, касающихся Украины, в будущей совместной декларации саммита.

Например, Киев настаивал на прямом упоминании России в качестве агрессора в конфликте на востоке страны.

На предыдущем саммите 2015 года в Риге в итоговую декларацию вошла информация о конфликте в Украине и незаконной аннексии Крыма, однако, без прямого упоминания России.

Украина предпочла бы также, чтобы в тексте итоговой декларации будущего саммита не было ссылки на решение Совета ЕС от декабря 2016 года.

Этим решением Совет ЕС, чтобы разблокировать отказ от ратификации Нидерландами Соглашения об ассоциации с Украиной, одобрил специальный документ. По требованию Нидерландов в нем оговаривалось, что Соглашение об ассоциации не означает автоматическое членство Украины в ЕС в будущем.

Но самой вожделенной для украинской власти была мечта получить так называемый «план Маршалла для Украины». Это программа, в рамках которой Украина ежегодно получала бы 5 млрд евро инвестиций. Официальное название этого плана – «Европейский план помощи». В последние месяцы в ЕС эту инициативу пыталась лоббировать Литва, несмотря на то, что даже ее представители неоднократно признавали, что для подобного плана пока нет финансирования.

 

Просто партнерство +

За девять дней до саммита, 15 ноября, Европейский парламент одобрил резолюцию саммита «Восточного партнерства», призвав предусмотреть углубленную программу сотрудничества для трех стран-партнеров, которые уже имеют Ассоциацию и безвиз, и назвав эту инициативу «Восточное партнерство +».

Содержание документа носит показательно нейтральный характер:

– несмотря на то, что ЕС по-прежнему строго настаивает на необходимости сохранения территориальной целостности государств «Восточного партнерства», никаких антироссийских заявлений в документе нет, никак не упомянут Крым и конфликт на Донбассе;

– резолюция подтвердила «суверенное право каждой страны-партнера ЕС выбирать уровень амбиций и целей, к которым она стремится в своих отношениях с Евросоюзом». Но затем следует важное уточнение: «Объем и глубина сотрудничества определяются амбициями и нуждами ЕС и партнеров, а также темпом и качеством реформ»;

– в декларации саммита о специальном плане финансирования речь не идет. «Это не манна небесная, для нас не будут просто сорить деньгами», – так прокомментировал Министр иностранных дел Украины Павел Климкин необоснованные ожидания своих коллег;

– в декларацию все-таки вошла фраза о непростом компромиссе стран ЕС с Нидерландами, которые отказывались подписывать Соглашение об ассоциации без уточнения, что документ не является приглашением Украины к членству в ЕС. Попыткой подсластить пилюлю в этом свете явилось заявление, что участники саммита признают «европейские стремления и европейский выбор» партнеров;

– Европейский комиссар по вопросам расширения и политики добрососедства Йоганнес Хан так успокаивал украинскую делегацию: «Если вы говорите: «Мы станем немедленно членами ЕС», то это нереалистично. Но люди хотят услышать, верить, что это случится через три года. Тогда правительство попадает под давление (общественное), а мы не хотим, чтобы правительство, которое успешно работает, находилось под давлением».

Ему вторил председатель Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер: «Это саммит не о расширении или вступлении, мы развиваем наши отношения с важными соседями. В Евросоюз входят 29 стран, у которых все же разная политика и разное понимание европейских перспектив некоторых государств «Восточного парт-нерства», поэтому формат «29 плюс шесть» пока является оптимальным».

Все эти моменты, конечно же, вызвали резко отрицательную реакцию нашего Президента Петра Порошенко. Например, Польское радио сообщило, что украинский лидер, якобы, грозил отменить свой визит в Брюссель, если проект декларации не будет изменен. «Для Украины эта декларация не очень амбициозная. В ней говорится о признании европейских стремлений стран «Восточного партнерства», однако, в то же время, не выходя за рамки уже установленной схемы. Документ не представляет, например, европейской перспективы для Украины», – говорится в сообщении Польского радио. Как и ожидалось, глава Украины на саммит все же приехал, однако отменил брифинг для прессы по итогам саммита.

 

«Сюрреализм наших новостных лент»

По мнению большинства международных аналитиков, брюссельский форум подтвердил, что кроме Соглашения об ассоциации с Украиной ЕС не готов что-либо предложить Киеву, а у нас нет успехов и достижений в реформах всего того, чем можно было бы «козырнуть» перед европейцами.

Не думаю, что это станет помехой для украинской власти активно пиариться на теме евроинтеграции внутри страны. Все мы с вами становимся свидетелями искажения реального смысла заявлений. Евросоюз не готов видеть Украину своим членом в обозримом будущем, да и, судя по заявлениям всех этих еврочиновников и еврокомиссаров, изначально не рассматривал нашу страну полноценным партнером, но наши власти продолжают нас уверять в обратном.

Не хотелось бы быть рупором для распространения мнений Мустафы Найема, исходя из того, рупором чьих мнений он обычно является, но трудно не согласиться с его оценкой политики власти в этом вопросе.

«Вернулся после официального визита в Брюссель, где только что прошел саммит «Восточного партнерства». Главное ощущение: от нас, конечно, дико устали. Но и нагнетать особо не стоит. Да, условия будут жестче, требования еще выше, но это вполне адекватно отражает сюрреализм наших новостных лент», – написал на своей странице в Facebook народный депутат Украины, еврооптимист Мустафа Найем.

Галерея

prev

«Нам лучше остаться партнерами!»

next
и ещё фотографии ›


Если вы обнаружили ошибку на этой странице, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.
Loading...


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.