Информация к новости
  • Просмотров: 509
  • Дата: 11-02-2018, 15:00
11-02-2018, 15:00

Идентичность как средство порабощения ВИДЕО

Категория: Новости / Статьи


Идентичность как средство порабощения ВИДЕО

 

Вице-спикер украинской Верховной Рады Оксана Сыроид 15 января, выступая в эфире 112 канала, на всю страну объявила украинцев «флагманами европейской идентичности». «Если говорить о европейской интеграции, украинцы являются сегодня носителями европейских ценностей порой намного больше, чем сами европейцы. И это уже мы являемся сегодня флагманами этой европейской идентичности. Вот из чего бы я исходила». Что это – жесткая издевка или просто непонимание, что такое идентичность? Мы уже привыкли, что политики не понимают, о чем говорят, а иногда осознано вводят в заблуждение аудиторию. Для того чтобы в этом разобраться, необходимо немного теории.

 Власть социального ожидания

Социальная идентичность отвечает на вопрос «кто я?», это самоопределение и самоинтерпретация в терминах принадлежности человека к социальным группам. Человек шире любой идентичности, но группа ожидает от него определенной линии поведения в соответствии с их коллективными представлениями о том, что правильно и что неправильно. И в этом заключается эффект группового давления, открытый американским социальным психологом Куртом Левиным в 1940-х гг.: своими ожиданиями они давят на нас, заставляя поступать так, как они хотят (здесь речь идет о нормативном давлении). Если мы проигнорируем их ожидания, нас ждет отлучение от группы и от всех тех благ, которые она предоставляет. И мы не хотим терять блага группы, в результате мы получаем от нее зависимость. Мы вынуждены принимать, хотя бы внешне (конформизм), те мифы, нормы и идеологемы, которые разделяют все члены группы, и благодаря которым они являются группой. Власть идентичности (термин М.Кастельса) – это групповое давление, социальный контроль (Э.Дюркгейм), который формирует наши представления, вообще наше сознание по лекалам группы, отливает нас в формы групповых стереотипов. Сюда относятся и так называемые фоновые ожидания, которые предложил основатель этнометодологии Г.Гарфинкель.

Мнение группы оказывает существенное влияние на нашу самооценку и в определенных случаях становится нашим собственным мнением о самих себе. Социум через СМИ и образование навязывает нам свои, разрушительные для нас, но выгодные властям предержащим, псевдо-идентичности, чтобы изнутри управлять и манипулировать нами, создавая «электронный концлагерь».

Механизм социальной идентичности

Человек, попадая в коллектив, подсознательно подстраивается под нормы и ценности группы. Для того чтобы понять, что такое власть и каковы ее механизмы с позиции социальной психологии, ученые изучают поведение людей в малых группах, они ставят эксперименты и анализируют их результаты. Основные категории анализа групповых процессов – это лидерство и идентичность.

Лидерство и власть, осуществляемая через него, – прежде всего групповые процессы. Современные теории социальной идентичности объясняют, как наше членство в группах НАПРАВЛЯЕТ НАШИ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ О СЕБЕ И О ДРУГИХ, НАШИ УБЕЖДЕНИЯ И СОЦИАЛЬНЫЕ УСТАНОВКИ, НАШЕ ПОВЕДЕНИЕ в контексте принадлежности к группе.

Именно в плоскости наших представлений о нас самих и о том, с какими группами мы сознательно или бессознательно отождествляем (идентифицируем) себя, лежит возможность понять то, как социум тонко осуществляет власть над нашим сознанием и манипулирует нами. Это плоскость наших убеждений и мнений, предрассудков и стереотипов, предубеждений и врожденных склонностей. Только группа дает ему возможность стать кем-то. В этом и заключается власть группы: она – первична.

Прототипичность как механизм власти

Именно типизация становится основой власти в социальном мире. Существуют группы, с которыми люди сильно себя отождествляют, например, нация. Прототипичность лидера – это оценка группой его максимального соответствия самым важным характеристикам и нормативным установкам группы. В свою очередь, социальные идентичности формируют поведение лидеров и сами формируются ими.

Лидерство – это процесс социального влияния, в котором лидер привлекает таланты и усилия других членов группы, чтобы достичь целей, поставленных перед группой. Успех лидера определяется стабильностью результатов по выполнению задач, для чего необходимо поддерживать стабильный уровень приверженности групповым целям и ценностям у членов группы, т.е. их сплоченности. Лидеры, которые могут поставить себе в заслугу положительные результаты и избежать ответственности за неудачи, как правило, обретают статус и авторитет.

 

Хвост машет собакой

Группа предоставляет лидеру статус, наделенный властью над собой, т.е. позволяет лидеру властвовать, добровольно подчиняясь ему, только если он соответствует всем ее ожиданиям, осуществляя ее требованиям к лидерству. Как только это перестает иметь место, лидер тут же теряет свою легитимность и возникает турбулентность вокруг статуса лидера: либо приходит другой, более подходящий группе лидер, либо группа распадается. Так что власть лидера ограничена добровольным согласием группы подчиняться его легитимной власти. Лидера лепят ожидания группы, которым он должен следовать. Группа управляет лидером. Свита играет короля. Хвост машет собакой.

Социальная роль – динамичный аспект статуса. Если его притязания больше, чем группа согласна ему обеспечить, он ищет себе другую группу.

В высокосплоченных группах влияние и авторитет лидера всегда преувеличены (мифологичны по природе из-за завышенных ожиданий от лидера), потому что когда лидер стимулирует других членов группы к проявлению прототипичного поведения, которого они придерживались бы и без него, подчинение кажется очередным доказательством власти, влияния и авторитета лидера.

 

Миф национальной идентичности

Нация – это ментальные конструкты «воображаемого сообщества» (термин Б.Андерсона), существующие только в головах тех, кто верит в их существование. Подобно тому, как утром все читают утренние газеты, так же они создают «нацию» актами своего сознания. Нации ошибочно воспринимаются политическими субъектами как отдельные политические сущности. НАЦИОНАЛЬНАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ сама по себе воспринимается как «осознанно желанная ценность». Дискурсивное конструирование национальной идентичности сопровождается глубоким чувством принадлежности и сопричастности, которые могут прояснить, почему люди часто верят в то, что могут хотеть умереть за идеологическую фикцию под названием «нация». Общие эмоциональные диспозиции связаны с разделением людей на «мы» и всех остальных, кто нас недостоин, т.е. «они» (так называемая «идеология возведения границ»).

Конструирование идентичностей всегда предполагает, что существуют сходства тождества и отличия. Группу «мы» и аут-группу «они» постоянно создают дискурсивными стратегиями позитивной презентации «своих» и негативной презентации «чужих». Подразумевается солидарность с собственной группой, тогда как культивируется враждебность по отношению к «другим», тем самым «других» исключают из этого искусственно сконструированного коллектива. Такие дискурсивные конструкты задают сущность национальной уникальности и внутринационального единства, в значительной степени игнорируя различия внутри нации. Такое значение «нации» тесно связано с другими идеологически заряженными концептами, такими, как, например, «Родина» или «Отчизна».

Идеология национализма подает нам нацию как жестко ограниченное и суверенное сообщество, которое существовало с незапамятных времен и упорно продолжает свое существование во времени, привязано к конкретной территории и в своей основе сконструировано через оппозицию «в/вне» (члены/не-члены) и через его аут-группы. Доступ к национальной идентичности, т.е. членству, определяется через наследие и происхождение, т.е. через «кровь», как некий эмоциональный «контейнер», как семья, к которой можно принадлежать только по факту рождения.

Эта идеология рассматривает нацию или этнос как изначальное и неизменное объединение людей «по крови» с неизменными признаками. Такой подход в науке этнологии получил название «примордиальный или эссенциальный» (Р.Водак «Политика страха»). Этот подход присущ концепции «культурной нации» (kulturnation – нем.), позаимствованной современным право-популистским дискурсом национализма у идеологии нацизма. Такое понятие нации и национальной идентичности подразумевает комплекс схожих концепций, перцептивных схем, фреймов и т.д., эмоциональных диспозиций и установок, правил поведения, коллективно разделяемых носителями этой национальной идентичности и усвоенных через социализацию (образование, политика, СМИ, ежедневные практики).

Концепция «культурной нации» (нарратив господствующей идентичности) включает идеи «государства-нации как тела» и homo nationalis, т.е., некий идеализированный представитель полностью гомогенной (однородной) «нации», где все одинаково одеты в национальные одежды, практикуют национальный стиль жизни (взятый из фольклора), все тождественны в мыслях, представлениях и т.д.

Исторической наукой этот подход вообще не подтверждается, т.к. он носит ярко окрашенный мифологический характер. Он целиком взят из символических воображаемых так называемых «неудачников Модернизации». Ряженых персонажей – «вечно вчерашних», которые навсегда проиграли битву с вызовами глобализованной, мультикультурной западной цивилизации и обратились в своих мечтах к сказочным представлениям и лубочным мифам XIX века.

Представляя в своем воображении «национальную неповторимость» и гомогенность, они одновременно преувеличивают различия между собой и другими нациями.

Конструктивистский подход, который согласуется с фактами гораздо лучше, утверждает, что нация – это результат стимулированных элитами процессов, направленных на удовлетворение потребностей современных индустриальных обществ, в первую очередь нужд развивающегося капитализма с его потребностями в едином языке для нужд повсеместного расширения товарного производства и товарно-денежных отношений.

Появление национального самосознания в форме «воображаемого сообщества» стало возможным только благодаря объединению капитализма и технологии книгопечатания, и его принято считать основой для становления современных государств. Б.Андерсон писал: «Существование национального сообщества, гомогенного в рамках языковых и культурных отношений, является на сегодня главным инструментом для обеспечения функционирования основных ценностей современного государства: промышленного производства, рациональной бюрократии и гражданства».

Построение нации осуществляется через навязывание народу так называемой «национальной высокой культуры», системно «промывая мозги» при помощи СМИ и образования, где главная партия отводится «национальной интеллигенции», роль которой играют профессиональные грантоеды – писатели, журналисты и ученые, находящиеся на содержании иностранных сецслужб и послушно поющие под их дудку.

 

В чем лживость Сыроид?

Объективно нации, как генетической группы в принципе быть не может, особенно в эпоху победившей глобализации. Если я по отцу – польский еврей и родился, к примеру, в Казахстане, а по матери моя бабка, скажем, хакаска, а дед – белорус, то кто я тогда генетически? Но люди добровольно соотносят себя с «нацией», делая это своей идентичностью (как отождествлением с группой), т.к. в стае, чувствуя справа и слева локоть себе подобного, гораздо спокойнее, тогда как в одиночестве повышается базальная тревога. Известные деятели истории, такие как русский Д.Донцов и поляк В.Липинський, в силу разных обстоятельств «захотели» быть украинцами, но генетически они ими быть не могли.

Речь идёт о нации как об искусственно сконструированной «политической идентичности» или фиктивном, существующем лишь в головах людей «воображаемом сообществе». Идеализированном, целиком взятом из мифологического воображаемого, утопического образа общества, которого никогда не существовало в действительности.

Картина мира национализма максимально примитивная и приземленная, ее можно назвать «высокомерная невежественность». Эта высокомерная невежественность не знает границ и вполне свободно транслирует себя на другие страны и континенты. Миф не знает границ!

Как известно, в Европе не существует идентификации «европеец», но есть немец, француз, поляк и т.д. Но Оксану Сыроид это не смущает, она смело заявляет: «мы (украинцы) являемся сегодня флагманами этой европейской идентичности». Апелляция к низменным чувствам низкопробного бахвальства используется ею с целью одурачить и манипулировать общественным сознанием непритязательного населения, создавая почву для своих лидерских притязаний в рамках группы своего тощего электората.

Галерея

prev

Идентичность как средство порабощения ВИДЕО

next
и ещё фотографии ›


Если вы обнаружили ошибку на этой странице, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.
Loading...


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.