Информация к новости
  • Просмотров: 403
  • Дата: 13-05-2018, 15:00
13-05-2018, 15:00

Парадокс общественного мнения ВИДЕО

Категория: Новости / Статьи


Парадокс общественного мнения ВИДЕО

 

В преддверии выборов начинаешь задумываться о той массе грязных технологий, которые готовятся вылить на головы простым украинцам политтехнологи, задействованные в различных политических проектах.

И в первую очередь вспоминаются соцопросы – главный инструмент манипуляции в предвыборных гонках. Критический анализ функционирования так называемых «опросов общественного мнения» ставит под сомнение три постулата, задействованные в самой их основе. Во-первых, любой опрос мнений предполагает, что все люди должны иметь мнение, т.е. производство мнения доступно всем, что – неправда. Во-вторых, считается, что все мнения значимы: депутат и доярка для них «идут в одну цену». Факт суммирования неравнозначных мнений ведет к производству лишенной смысла информации, которой можно легко манипулировать. В-третьих, тот факт, что всем задается один и тот же вопрос, предполагает гипотезу о существовании общего согласия в отношении проблематики, т.е. что вопросы заслуживают быть заданными. И это тоже – неправда. Все три постулата предопределяют целый ряд искажений, которые обнаруживаются даже, если выполнены все требования в ходе сбора и анализа данных в ходе соцопросов. «Общественное мнение», демонстрируемое на первых страницах газет в виде процентов («60% украинцев одобрительно относятся к ...») есть попросту чистейший рукотворный артефакт, т.е. миф. Его назначение — скрывать то, что состояние общественного мнения в данный момент суть система сил, и что нет ничего более неадекватного, чем выражать состояние общественного мнения через процентное отношение. Известно, что любое использование силы сопровождается дискурсом, нацеленным на легитимацию силы того, кто ее применяет. Cуть любого отношения сил состоит в проявлении всей своей мощи только в той мере, в какой это отношение как таковое остается сокрытым. Политик — это тот, кто говорит: «Бог с нами». Эквивалентом выражения «Бог с нами» сегодня стало «Общественное мнение с нами». Таков фундаментальный эффект опросов общественного мнения: утвердить мысль о существовании единодушного общественного мнения, т.е. легитимировать определенную политику и закрепить отношения сил, на которых она основана или которые делают ее возможной.

 И на этом можно было бы и закончить, если бы не одно «но». Общественное мнение никогда не ошибается, и если опрос произведен корректно, то оно безошибочно склоняется к оптимальному политику, как будто выбор сделан экспертами, и этому парадоксу объяснения пока нет.

 

 

П.Бурдье и общественное мнение

В 1973 году Пьер Бурдье в статье «Общественного мнения не существует» описал ситуацию, в которой люди не имеют мнения по вопросам, с которыми к ним приходит социолог. Они могут сомневаться, а могут и делать выбор практически вслепую. Не случайно так много в вопросах о политике и о ценностях затруднившихся ответить или не ответивших. Часто случается, что социологический опрос предлагает людям повестку, которая для них неактуальна, не находится в поле их ежедневных забот. Часто такие заказы на исследования касаются демократии, прав человека, гендерного равенства, гражданского общества и имеют самые благородные цели. Проблема в том, что методология (термины, способ задавать вопросы) часто берется западная, обкатанная на других европейских странах, и при всей компетентности и желании отечественных социологов, полностью адаптировать ее под украинский контекст не всегда получается. Задавая вопрос и предлагая заранее приготовленные варианты, человека зачастую вынуждают «голосовать» за абсолютно пустые для него конструкты, либо пытаться наполнить их каким-то близким для себя содержанием. В опросах прибегают к уловкам в формулировании вопросов, и ответ выводится из формы построения вопроса. Уловки возникают потому, что проблематика, которую прорабатывают в институтах изучения общественного мнения, подчинена запросам особого типа. Проблематика, за изучение которой принимается такого рода организация, глубоко связана с конъюнктурой. Анализ задававшихся вопросов показывает, что их подавляющая часть была прямо связана с политическими заботами «штатных политиков», и это очень сильно сказывается одновременно и на значении ответов, и на значении, которое придается публикации результатов.

 

Иллюзия консенсуса

Первый прием, отправной точкой имеющий постулат, по которому все люди должны иметь мнение, состоит в игнорировании позиции «отказ от ответа». Например, вы спрашиваете: «Одобряете ли вы правительство Х?» В результате регистрируете: 20% – «да», 50% – «нет», 30% – «нет ответа». Можно сказать, «Доля людей, не одобряющих правительство, превосходит долю тех, кто его одобряет, и в остатке 30% не ответивших». Но можно и пересчитать проценты «одобряющих» и «не одобряющих», исключив «не ответивших». Этот простой выбор становится теоретическим приемом фантастической значимости. Исключить «не ответивших» – значит сделать то же самое, что делается на выборах при подсчете голосов, когда встречаются пустые, незаполненные бюллетени: это означает навязывание опросам общественного мнения скрытой философии голосования. Обнаруживается, что процент не дающих ответа на вопросы анкеты выше в целом среди женщин, нежели среди мужчин, и что разница на этот счет тем существеннее, чем более задаваемые вопросы оказываются собственно политическими. Чем теснее вопрос анкеты связан с проблемами знания и познания, тем больше расхождение в доле «не ответивших» между более образованными и менее образованными. И наоборот, когда вопросы касаются этических проблем, например, «Нужно ли быть строгими с детьми?», процент, лиц, не дающих на них ответа, слабо варьирует в зависимости от уровня образования респондентов. Чем сильнее вопрос затрагивает конфликтогенные проблемы, тем чаще среди них будут встречаться «не ответившие». Следовательно, простой анализ статистических данных о «не ответивших» дает информацию о значении этого вопроса, а также о рассматриваемой категории респондентов. При этом информация определяется, как предполагаемая в отношении этой категории вероятность иметь мнение и как условная вероятность иметь благоприятное или неблагоприятное мнение.

 

Уловки и маленькие хитрости

Научный анализ опросов общественного мнения показывает, что практически не существует такого вопроса, который не был бы переистолкован в зависимости от интересов тех, кому он задается. Один из наиболее вредоносных эффектов изучения» общественного мнения состоит именно в том, что людям предъявляется требование отвечать на вопросы, которыми они сами не задавались и в трансформации этических ответов в ответы политические путем простого навязывания проблематики.

На самом деле есть множество способов, при помощи которых можно предопределить ответ. В конечном счете, выборы – это соединение совершенно разнородных пространств, механическое сложение людей, измеряющих в метрах, с теми, кто измеряет в километрах. Представим себе вопрос, сформулированный таким образом: «Вы сторонник директивного или недирективного воспитания?». Для некоторых он может обернуться вопросом политическим, относящим представление об отношениях между родителями и детьми к системе взглядов на общество, для других – это вопрос чисто моральный. Итак, вопросник, составленный таким образом, что людей спрашивают, считают или не считают они для себя политикой забастовки, участие в поп-фестивалях и т. д., обнаруживает очень серьезный разброс в зависимости от социальной группы. Первое условие адекватного ответа на политический вопрос состоит в способности представлять его именно как политический; второе – в способности, представив вопрос как политический, применить к нему чисто политические категории, которые, в свою очередь, могут оказаться адекватными. Таковы специфические условия производства мнений, и опросы общественного мнения предполагают, что эти условия повсюду и единообразно выполняются, исходя из первого постулата, по которому все люди могут производить мнение. Эффект навязывания проблематики, производимый любым опросом общественного мнения и просто любым вопросом политического характера (начиная с избирательной компании), есть результат того, что в ходе исследования общественного мнения задаются не те вопросы, которые встают в реальности перед всеми опрошенными, и того, что интерпретация ответов осуществляется вне зависимости от проблематики, действительно отраженной в ответах различных категорий респондентов. Доминирующая проблематика, представление о которой дает список вопросов, которые задавались институтами опросов, т.е. проблематика, интересующая главным образом власти предержащие, весьма неравномерно усвоена разными социальными классами, которые склонны вырабатывать свою контрпроблематику. В опросах общественного мнения идею объективности связывают с фактом формулирования вопросов в наиболее нейтральных терминах ради того, чтобы уравнять шансы всех возможных ответов.

 

Принцип политизации

Опрос оказался бы ближе к тому, что происходит в реальности, если бы в полное нарушение правил «объективности» предоставлял респондентам средства ставить себя в такие условия, в каких они фактически находятся в реальности, т. е. апеллировал бы к уже сформулированным мнениям. И если бы вместо того, чтобы спрашивать, например, «Существуют люди, одобряющие регулирование рождаемости, есть и другие – не одобряющие. А вы..?», предлагалась бы серия позиций, явно выраженных группами, облеченными доверием на формирование и распространение мнений, люди могли бы определиться относительно уже сформировавшихся ответов. Обычно говорят о «выборе позиции»: позиции уже предусмотрены и их выбирают. Между тем, их не выбирают случайно. Останавливают свой выбор на тех позициях, к избранию которых предрасположены в соответствии с позицией, уже занимаемой в каком-либо поле. Если опросы общественного мнения плохо ухватывают потенциальные состояния мнения, точнее – его движение, то причиной этому – совершенно искусственная обстановка, в которой мнения людей опросами регистрируются: люди оказываются перед уже сформировавшимися мнениями, поддерживаемыми отдельными группами, и таким образом выбирать между мнениями со всей очевидностью означает выбирать между группами: «мы»-группа или «они»-группа, т.е. это уже вопрос идентичности. Таков принцип эффекта политизации: приходится выбирать между группами, определившимися политически, и все более определять выбор политическими принципами. Опрос общественного мнения трактует это мнение как простую сумму индивидуальных мнений, сбор которых происходит в ситуации, подобной процедуре тайного голосования, когда индивид направляется в кабину, чтобы без свидетелей выразить свое отдельное мнение. В реальной обстановке мнения становятся силами, а соотношение мнений – силовыми конфликтами между группами. Мнений по проблеме тем больше, чем более в ней заинтересованы. Традиционный опрос общественного мнения игнорирует одновременно и группы давления, и возможные предрасположенности, которые могут не выражаться в виде явно выраженных высказываний. Вот почему он не в состоянии обеспечить сколько-нибудь обоснованное предвидение того, что случится в обстановке кризиса. Предположим, что речь идет о проблемах системы образования. Можно задать вопрос так: «Что вы думаете о политике министра образования?» Такой вопрос очень близок к вопросу избирательного бюллетеня в том смысле, что ночью все кошки серы: все согласны, сами не зная с чем. Далее спрашивают: «Одобряете ли вы допуск политики в лицей?» Здесь уже обнаруживается четкое разграничение в ответах. То же самое отмечается, когда задают вопрос «Могут ли преподаватели бастовать?» Так вот, все эти вопросы присутствуют в вопросе «Одобряете ли вы министра образования?» и, отвечая на него, люди делали выбор одновременно по совокупности проблем, для постановки которых хороший вопросник должен был бы состоять не менее, чем из 60 вопросов, и по каждому из них обнаружились бы колебания в ответах во всех направлениях. В одном случае в распределении ответов была бы положительная связь с позицией в социальной иерархии, в другом – отрицательная, в ряде случаев – связь очень сильная, в ряде других – слабая, либо вовсе отсутствовала бы. Связь, наблюдаемая обычно почти во всех областях социальной практики между социальным классом и деятельностью либо мнениями людей, очень слаба в случае электорального поведения. Если вы будете держать в голове, что на выборах одним синкретическим вопросом охватывают то, что сносно можно уловить только двумя сотнями вопросов, причем в ответах одни будут мерить сантиметрами, а другие – километрами, что стратегия кандидатов строится на невнятной постановке вопросов и максимальном использовании затушевывания различий ради того, чтобы заполучить голоса колеблющихся, а также множество других последствий, вы придете к заключению о том, что, видимо, традиционный вопрос о связи между голосованием и социальным классом нужно ставить противоположным образом.

 

Общественное мнение – существует ли оно?

Общественное мнение не существует, по крайней мере, в том виде, в каком его представляют все, кто заинтересован в утверждении его существования. Общественное мнение не существует в том значении, какое скрыто ему придается теми, кто занимается опросами, или теми, кто использует их результаты. Есть, с одной стороны, мнения сформированные, мобилизованные и группы давления, мобилизованные вокруг системы в явном виде сформулированных интересов; и с другой стороны, – предрасположенности, которые по определению не есть мнение, (если под этим понимать то, что может быть сформулировано в виде высказывания с некой претензией на связность). Это всего лишь объяснение определения, которое используется в опросах общественного мнения, когда людей просят выбрать позицию среди сформулированных мнений, и когда путем простого статистического агрегирования произведенных таким образом мнений производят артефакт, каковым является так называемое «общественное мнение».



Если вы обнаружили ошибку на этой странице, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.
Loading...


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.