Информация к новости
  • Просмотров: 856
  • Дата: 12-06-2018, 14:00
12-06-2018, 14:00

Перекур, как национальная идея

Категория: Новости / Аналитика

Перекур, как национальная идея

Собственно говоря, почему бы и нет? После того, как зашаталась и рухнула транснациональная идея, что у нас только не фигурировало в качестве идеи национальной? Стояли в этом списке, например, серп и молот. Там же мирно уживались коллективизм и личная скромность. А также всеобщая грамотность и полное неведение по всем ключевым вопросам в одном флаконе с воинской присягой и автоматом Калашникова. Устав партии теснился на одном пятачке сознания с пресловутой свободой личности. А над всем этим скоплением призраков всеобщего счастья и аксессуаров мировой гармонии тихой тенью парил оргиазм, как последний аргумент в давнем споре с объективной реальностью.

Перекур, как национальная идея

 

Соединивший нас всех общенациональный перекур в этом списке никогда не значился. А жаль. Ничто так не сближает людей, как коллективный ритуал, не накладывающий никаких обязательств перед партией или Родиной. Видимо, потому, что любое соединение, лишенное пафоса и идеологического контекста, уже потому впечатляет. Но, кроме того, перекур – это звучит гордо. Я помню, как в местах отдаленных во времена недавние при использовании родных нам неэкономических форм принуждения к труду, у сограждан, вершивших там закон и миропорядок, была в ходу мудрая строевая шутка: «Перекур! Все некурящие продолжают работать». Так курение из разряда вредных привычек переходило в активную форму пассивного отдыха. Беречь свое здоровье, нанося ему непоправимый вред – что-то в этом есть. Исконное и неистовое. Чтобы не сказать – потаенно-сакральное. Или даже инфернально-гротесковое. А при этом сам процесс выкуривания сигары – он целостен и графически закончен. Преходящая мода, голос крови, классовая ненависть и даже зов времени над ним не властны. Курильщик обычно курит сигару с таким видом, будто занят чем-то чрезвычайно серьезным, даже смыслообразующим. Будто занят он добрым таким, хорошим делом. Пафос и патетика тут неуместны. Вокруг этого огонька, затерявшегося во Вселенной, может происходить все, что угодно. Внутри – только он, этот слегка припорошенный пеплом и попыхивающий табачным облачком портативный вулкан индивидуального пользования. Вокруг него – бури, войны, революции. Внутри – торжество философского мировосприятия и стоическое самообладание uber alles.

Возводить это мирное занятие в ранг глобальной идеи от хорошей жизни не станешь. Но, за неимением гербовой, пишут, как известно, на почтовой. Посмотрим, однако, имеется ли у нас выбор.

Еще недавно нашей базовой национальной идеей зачем-то считался интернационализм. Нет, не тот космогонический всеобщий Internationalisme, который появился вместе с давним маршем напившихся красного бордо лионских ткачей, а аккуратный чиновничий, ну, избирательный такой. И очень фрагментарный. Даже дозированный. Обязательный к упоминанию по любому поводу, а чаще без оного. И нерушимый, как советско-китайская дружба. В этом смысле даже перекур был не так уж и нелеп.

Но тогда, может быть, это бизнес? Или просто деньги, как его простейший, не ректифицированный продукт? Как утверждал Иосиф Бродский, наши соотечественники в эпоху торжества осознанной необходимости вообще ведали только два вида частного предпринимательства. Это было посещение киносеанса и прелюбодеяние. Так что идеализация бизнеса была нам доступна еще менее чем интернационализм. Заслугами по перераспределению общенационального пирога никто у нас в открытую все еще не кичится. В связи с этим можно считать, что деньги из статуса идеала быстренько перекочевали в категорию сверхъестественной силы. И уже в этом качестве потребовали не упоминать себя всуе.

Вот мы и не будем этого делать. А то, не дай Бог, вы подумаете, что автору только их и не хватает. Идея тот же час потеряет смысл и обретет себе цену. Себе, а не нам, что здесь недопустимо по определению.

Далее по списку подозреваемых в этом же качестве стоит Ее Величество Лень. Лень-матушка, чем не национальная идея? Ее герои вдохновляют нас своими подвигами с самого детства. Это, во-первых, Иванушка-дурачок. Ну, не делал ничего сей добрый молодец, не делал, аж устал, и на ж тебе – и Жар-Птицу ему в руки, и перо в одно место, и полный, можно сказать, феноменологический андулясьон с последующим вижиталем. Далее, его неуемный коллективный тезка из ящика по имени Ваня Интернешнл, плиз – это два. И еще один труженик нелепого случая, некто Емеля со своей дармовой рыбкой, добытой по щучьему велению из проруби. Этот, следует признать, не только предельно ленив, но еще и на редкость интеллектуален. И, наконец, бородатый дядя из города Мурома Владимирской губернии, обидчик Соловья-Разбойника, сидящий на печи от рождения аж до самого испития живой водички по прошествии 33 лет. Чем не штатные идеологические работнички, странники по волнам нашей памяти, инструкторы и секретари, калики переметные, борцы неустанные за лень, как идею национальную?

Кстати, о лени. На днях в телепередаче «Школа злословия» две умничавшие московские дамы пытали дурачившегося в кадре Б.Г. о том, а не лень ли в России есть искомая нацидея и комперспектива? Борис Борисович, как истый гуру, в ответ неутверждающе кивал, неотрицающе крутил головой справа налево, улыбался лукаво, мерзко хихикал и со всем этим соглашался. Потому, что не курит. И уже давно не медитирует на потолке под текст «мы оглашаем города веселым воплем идиотов».

Лень-матушка, возможно, есть даже не идея, а такое перманентное состояние души и тела. На идею она не тянет. Хотя и способствует ее реализации. Блаженная тягучая лень, как и величественная державная леность, в паре с безудержным ростом производительности труда, достигнутым на ветшающем оборудовании путем нещадной эксплуатации самой сознательной и передовой части человечества, составляет уникальное по своей законченности и гармонии явление. По правде говоря, мне даже лень стало доводить его до образа национальной идеи. Поскольку тут все и без меня отлично выходит.

То ли дело перекур. Лишь в стране, где предельной бюрократизации был предан даже сам способ борьбы с бюрократией, одним нормально проведенным перекуром можно было бы спасти всю цивилизацию. Если однажды взять да и выгнать всех творцов этого феномена и его производных на общегосударственный перекур, и не скоро пустить назад, то, уверяю вас, все сразу начнет неуклонно меняться к лучшему. Само собой начнет. С помощью обыкновенного, не аллегорического огонька, правильно скрученных табачных листьев и ровного, хоть и поверхностного, дыхания. Нужно только правильно определить время, место, состав участников и качество табака. И тогда каштаны действительно расцветут. И мракобесы еще покаются.

Давайте перекурим. От злых и необязательных действий. От громогласных клятв в вечной преданности и от тихого предательства, совершенного накануне. От программ спасения общества, которые разрабатываются в надежде, что никто и никогда не возьмется внедрять их в жизнь этого беспечного человечества. А то они, внедренцы, такого наворотят, что хоть в мавзолей их заноси. Перекурим от гениальных параноиков, давно бросивших курить в надежде дожить до реализации своего бреда и сохранить при этом зычный командирский голос. От первой любви и от последней надежды. От ежесекундной дури и от вечной памяти. От пустых будней и от бесконечных праздников. От себя, занятых хлопотами по обоснованию смысла и значения своей сомнительной занятости. Все на перекур!

Все на перекур! Искренне Ваш – Ю.Котляревский.



Если вы обнаружили ошибку на этой странице, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.
Loading...


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.