Інформація до новини
21-07-2022, 14:00

Как ловчили в Одессе 3 продолжение

Категорія: Новини / Статті


У нас з'явився канал в Telegram, в якому ми будемо ділитися з Вами новинами

 

начало здесь и здесь

Банкротство нелегальных процентщиков

«Другой случай, взволновавший все общество, — растрата денег из кассы коммерческаго суда. Суть дела заключалась в следующем: градоначальнику Казначееву, котораго очень любили все его подчиненные, кто-то из служащих сообщил по секрету, что в кассах присутственных мест не ладно. Где то недостает большой сумы денег. Чтобы скрыть это обстоятельство, кассиры, по соглашению между собою, ко дню ревизии кассы в одном учреждении, сносят туда деньги из касс других учреждений и от ростовщиков, а по окончании ревизии моментально переводят их в другое ревизуемое учреждение и таким образом везде все обстоит благополучно. Собственно на ответственности градоначальника лежала касса Общественнаго призрения («призрения»: в значении «присмотра», «опеки» — ред.). Коммерческий суд составлял отдельное учреждение, неподведомственное градоначальнику...
Получив секретное предупреждение, градоначальник назначил ревизию кассы прихода Общественнаго призрения. К этому дню, по установленному порядку, принесли деньги из других касс, а также от ростовщиков, и все оказалось в исправности. После ревизии градоначальник опечатал кассу приказа Общ. призрения и приставил к ней караул, а за сим отправился ревизовать кассу коммерческаго суда. При этой ревизии обнаружился недочет в несколько десятков тысяч рублей, — и возникло судебное следствие. Ростовщики остались при пиковом интересе. Дело, однако, осталось невыясненным, так как посаженный в тюрьму кассир коммерческаго суда скоропостижно умер. Говорили, что он отравился...».

Кража под прикрытием погрома

«...событие, в особенности для меня памятное, — покража клубной кассы (Английского клуба — ред.). Старшинами клуба в то время были: полковник барон Сакен, А. Ф. Митьков, А. Н. Казаринов, И. Н. Еранцев и я. На страстной неделе барон Сакен уехал в отпуск. Он был казначеем клуба и, уезжая, передал ключ от кассы эконому, так как никто из старшин не хотел его принять. Наконец, меня упросили принять кассу... От эконома узнал я, что в кассе хранится более десяти тысяч рублей и в том числе две тысячи процентными бумагами запаснаго капитала, которыя, по уставу клуба, должны были храниться в государственном банке...

Английский клуб

Выходя из комнаты, я обратил внимание эконома на то, что в комнате этой выходящее на улицу окно не имеет ни ставни, ни занавески, и что стоящие на площади извозчики могли видеть все происходившее в кассе и войти в соблазн. На это эконом ответил, что окно очень высоко от земли, и с улицы не видно, что происходит в комнате. Объяснение это меня не успокоило и я отправился домой с закравшимся предчувствием чего-то недобраго. На следующее утро, день Св. Пасхи... доложили мне, что пришел эконом из клуба.

- Что случилось? — спрашиваю.

- Деньги украли?

- А касса?

- Вместе с кассою.

Подъехал я тотчас к полицмейстеру (графу Стенбок) объявить и просить помощи, а затем в клуб. Чтобы вынести такую тяжелую кассу, в 9 пудов, необходимо было не менее четырех человек. Как оказалось, кассу вынесли не через парадный ход, а по узкой, витой чёрной лестнице, мимо помещений служителей, в двор и через садик на площадь. Что в деле этом принимал участие кучер видно было из того, что в щели двери найден был ремешек, оторванный от кнута. Прибывший полицейский пристав, кракатица, изветный специалист по розыскам краденных вещей, осмотрел следы дрожек или брички, по площади до гранитной мостовой, снял мерку из шин колес, подков лошадей и пообещал что касса будет отыскана. В 12-м часу я опять отправился к полицмейстеру справиться, нет-ли каких сведений о нашей кассе. Полицмейстера я застал сильно взволнованным.

- Что ваша касса, — ответил он, — теперь все кассы в городе трещат. Начался знаменитый еврейский погром.

В продолжение трехдневнаго еврейскаго погрома нечего было и помышлять о розыске клубной кассы. После погрома долго еще полиция была занята отбиранием разграбленных вещей и розысканием зачинщиков. А когда все успокоилось, то клубная касса успела скрыться окончательно. Не только деньги не розысканы, но даже не найдена разбитая касса, что обыкновенно случается.

Обстоятельство это можно было объяснить тем, что денег было много и было чем поделиться щедро с кем следовало. Покража, конечно, не обошлась без участия домашних. Подозревали лакеев, недавно выбывших из клуба по нежеланию подчиниться распоряжению — сбрить усы».

  «Дитя моря» Б-ч (одесский Фигаро)

«В начале пятидесятых годов появился в Одессе в звании адъютанта корпусного командира графа Остена-Сакена флотский офицер Е. В. Б-ч... На его визитных карточках (французских) под фамилией красовалось добавление: «enfant de la mer» (дитя моря). О нем в памяти старых одесситов осталось много анекдотов.

Состоя адъютантом при генерале Остене-Сакене, он всегда сопровождал его в праздничные и торжественные дни в собор. Так как граф Сакен был чрезвычайно набожен и оставался в церкви до конца богослужения, то Б-ч обыкновенно пользовался этим временем, чтобы съездить в карете Сакена к графу Толстому позавтракать. Однажды он заболтался и когда приехал в собор, дверь была уже заперта и Сакен, как оказалось, уехал домой на извозчике в дождь и без шинели, оставшейся в карете. Б-ч в отчаянии вернгулся к графу Толстому рассказать о своем горе и спросил не цветет-ли случайно в оранжерее графа белая камелия. Оказалось, что одна такая камелия в полном цвету. Получив прелестный букет, Б-ч полетел к графу Сакену. Жена графа была страстная любительница белых камелий. Когда граф Сакен встретил Б-ча с строгим видом и собирался его распекать, Б-ч предупредил графа следующими словами:

- Ради Бога, простите граф. Хотелось сделать сюрприз графине — привезти ей букет камелий. В городе их не оказалось и я объездил несколько дач пока отыскал.

Смягченный граф ограничился незначительным выговором.

* * *

Был в Одессе знаменитый в свое время трактир-ресторан Алексеева, с оркестрионом, в казенном — теперь Дерибасовском — саду, где здание, принадлежащее университету. В особенности славился он блинами и кулебяками и был rendez vous золотой молодежи.

 ресторан

Б-ч тоже частенько туда заглядывал и задолжал большую сумму. Долго Алексеев ждал уплаты, просил, терпел, наконец не выдержал и поехал к генерал-губернатору жаловаться. В приемной встретил его адъютант Б-ч, постоянно дежуривший.

- Куда?

- Да вот пришел жаловаться на вас его превосходительству.

В это время Анненков вышел в приемную. Узнав Алексеева, он благосклонно кивнул головою и спросил о причинах посещения. Но адъютант, опередив Алексеева, подскочил к генералу и доложил, что Алексеев явился к его превосходительству с покорнейшею просьбою сделать честь пожаловать к нему в четверг на блины.

- С удовольствием, с удовольствием, — отвечал Анненков и повернулся к другим просителям. Сконфуженный и озадаченный Алексеев ретировался. Тогда подбежал к нему Б-ч и, провожая до дверей, сказал:

- Вот тебе урок, как на меня жаловаться! Если еще раз вздумаешь жаловаться, то блинами уже не отделаешься — я приглашу генерала со свитою на обед.

* * *

Однажды во время торжественнаго сопровождения из Одессы в Касперовку, Херсон и Николаев всеми чтимой и боготворимой Чудотворной Иконы Касперовской Божией Матери, — слышали, как адъютант Б-ч как-то легкомысленно выразился по поводу торжества. Возвратившись в Одессу, вдруг, без всякой видимой причины здоровый и молодой человек потерял движение ног. Пролежав несколько месяцев в кровати и дав обет отправиться на поклонение, он выздоровел. После этого события легкомысленный юноша превратился в серьезнаго человека с религиозным направлением...».

Полицмейстер «нагрел» шулера

«В продолжении многих лет Александр Андреевич Шостак был любимцем одесситов. Сначала он, в чине полковника, занимал пост полицмейстера... Упрекали его в единственной слабости — любви к карточной игрое и притом азартной. Между прочим припоминаю случай, наделавший в свое время много шуму в городе. В Одессу приехал из Москвы знаменитый игрок Н-с. Устроив квартиру при роскошной обстановке, он завел у себя нечто вроде игорного дома.

 Шостак

Полицмейстер Шостак не только глядел сквозь пальцы на это заведение, но и сам изподтишка принимал участие в игре. Н-с метал банк очень счастливо и многие из партнеров в том числе и Шостак, сильно пострадали. Такое постоянное счастье становилось подозрительным, не смотря на почтенный вид хозяина и роскошную обстановку. Полицмейстер, которому известны были все игорные вертепы и шулера, пригласил к себе одного из артистов в этом деле, одел его прилично и повез с собою на вечер к Н-су. После некотораго времени артист, следивший внимательно за игрою, убедился, что дело не чисто и понял в чем заключается кунсштюк, о чем и сообщил по секрету Шостаку.

В доказательство он сообщил ему вперед, какая карта будет дана и какая бита. Убедившись в истине слов артиста, Шостак сообщил об этом приятелю, богатому человеку и страстному игроку г. Волохову.

После новой перетасовки карт и срезки банкометом, артист сообщил Шостаку, что наверное первою картою будет дана дама. Тогда Волохов поставил на даму тридцать тысяч рублей. Банкомет видимо сконфузился, но не потерялся. Получив колоду карт он заявил, что не будет метать, пока не увидит всех денег на столе, и зная, что Волохов при себе такой суммы не имеет, собрался даже перетасовать колоду. Тогда вмешался Шостак, уже как полицмейстер, и не позволил дотронуться до колоды уже приготовленной. Начались пререкания. Кончилось тем, что полицмейстер потребовал, чтобы приготовленная колода карт оставалась нетронутою до того времени, пока Волохов не представит всю требуемую сумму.

шулер

Так как дело происходило ночью, банк был заперт, то деньги могли быть представлены только на следующий день. Это однако не остановило решения. Полицмейстер, при свидетелях, обернул в бумагу и опечатал приготовленную колоду карт, положил ее в ящик стола, который тоже опечатал своею печатью и взял себе ключ. Для надзора возле стола были поставлены квартальный надзиратель и два городовых.

Все свидетели этой процедуры собрались на другой день в условленный час в квартиру Н-са; деньги Волоховым были доставлены и при всех были распечатаны стол и карты. Началась игра. Можно себе представить тревожное состояние заинтересованных лиц и напряженное внимание свидетелей.

Дама треф дана была в сониках. Н-с проиграл. Оказалось, что он не в состоянии был уплатить всей проигранной суммы. Продана была вся богатая обстановка квартиры, а Саша Н-с исчез из города.

А. А. Шостак, произведенный в генералы, состоял некоторое время одесским комендантом, а потом назначен был наказным атаманом дунайскаго казачьего войска».

 В самозахват крепости вовлекли царя

«Оканчиваю свои мемуары событием, громаднаго значения для нашего города, подробности коего мало кому известны... впродолжении 19 лет городское управление вело безплодную переписку с разными министерствами о передаче в распоряжение города местности, носившей название крепости в количестве около 15 ти десятин, находившейся между окраиной города, Новой улицей и дачей Ланжерон.

 крепость

Старая (построена по проекту Франца де Волана в 1792-1793 гг - ред.) крепость Хаджибейская давно уже была упразднена и вышла из ведения военнаго министерства, но была передана другому ведомству и оставалась неизвестно кому принадлежавшею. Несмотря на это, военное ведомство намеревалось строить там военную больницу, юнкерское училище и казармы. В таком случае, единственная, ближайшая к дороге возвышенная живописная местность, на которой городские жители в знойные дни могли бы подышать чистым морским воздухом, была-бы занята больницей и казармами. К счастью, случай помог городу избегнуть этой опасности.

После неурожая 1874 г. и застоя в торговле рабочий класс от безработицы дошел до крайне бедственнаго положения. Во избежание усилившихся преступлений, воровства и грабежа, городская дума вынуждена была придти на помощь голодавшему населению и для этой цели ассигновала 10 тысч рублей на работы. Прискание работ возложено было на городскую управу, которая с своей стороны, возложила это на свое строительное отделение. Заведывавший строительным отделением член управы (О. О. Чижевич) не мог приискать для чернорабочих других работ, как земляныя, так как в городе подобных работ не находилось, то он предложил городской управе разрешить провести широкую прямую дорогу из города к даче Ланжерон, месту общественных гуляний и купаний. Получив разрешение думы и управ при первой возможности  в начале весны 1874 года приглашено было 300 рабочих, розданы инструменты и приступлено к работе.

Дорога проходила через старую Хаджибейскую крепость. Срывали крепостные валы, засыпали рвы и быстро двигались вперед. Препятствий ни с чьей стороны не представлялось, так как местность никому не принадлежала. Только когда рабочие стали приближаться к пороховому погребу Люблинскаго полка, прибежал к члену управы командир полка Бегранов и заявил, что по закону ближе 50 шагов к пороховому погребу посторонним лицам подходить не дозволяется и что он прикажет часовому стрелять в приближающихся рабочих, тем более, что они курят трубки и папиросы.

Начались переговоры, окончившиеся соглашением перенести порох в другое место, если погреб будет построен за счет города. Так как сооружение погреба в земле стоило не дорого, то городская управа разрешила исполнить требование полковаго командира. Погреб устроен подальше, в него перенесены склад пороха и работы по проведению дороги продолжались и окончились ко времени наступления полевых работ. Таким образом совершилось фактическое занятие городом старой Хаджибейской крепости для общаго пользования.

 парк

Впоследствии исправлявший должность городскаго головы Г. Г. Маразли возымел счастливую мысль устроить в этой местности городской парк и в виду ожидавшагося посещения города Императором Александром Николаевием, повергнуть к стопам Его просьбу городскаго управления: осчастливить город соизволением именовать парк «Александровским». Для выполнения этого решения изготовлен был проект плана парка и построен, на одном из крепостных валов, роскошный павильон, в коем предполагалось преподнести план этот...

При самой торжественной обстановке в прекрасный день (7-го сентября 1875 г.) при стечении всего городскаго  населения император взъехал в экипаже на возвышение к павильону, одобрил проект парка, преполднесенный Григорием Григорьевичем Маразли и собственноручно изволил посадить первое дерево...

колонна

На том месте, где стоял царский павильон, красуется великолепная колона из лабрадора, сооруженная городом Одессою в память посещения императором Александром II и закладки Александровскаго парка, с соответствующими надписями.

После этого события всякия дальнейшия недоразумения о принадлежности старой Хаджибейской крепости сами собою прекратились и приступлено к насаждению парка...».




Якщо ви виявили помилку на цій сторінці, виділіть її і натисніть Ctrl+Enter.

Шановний відвідувач, Ви зайшли на сайт як незареєстрований користувач.
Ми рекомендуємо Вам зареєструватися або увійти на сайт під своїм ім'ям.