Информация к новости
2-05-2015, 20:00

Трагедия без срока давности

Категория: Первая полоса / Новости / Политика / Аналитика


Трагедия без срока давности

Мне, коренному одесситу, чьи прадеды и прабабушки поселились в тогда, солнечном, чистом, гостеприимном и дружелюбном городе, очень не просто было даже подступиться к теме майской бойни, буквально порвавшей сознание своей чудовищностью. Вот уже год, как земляки поделились на тех, кто содрогнулся от происшедшего, тех, кто с негодованием в душе воспринял события в центре и на Куликовом поле и тех, кто пытается найти в этом адском действии некое «полезное рациональное зерно» – дескать, да, дело ужасное, погибли десятки людей, но такой ценой удалось предотвратить большие жертвы. И оно де того стоит! Такая вот не только не одесская, а нечеловеческая логика сегодняшнего дня…

 

Логика, которая звучит и в высказываниях отдельных представителей «цивилизованной Европы», куда мы все вроде как стремимся попасть. На днях взгляд обожгло заявление некоего чешского дипломата, уполномоченного правительства этой страны по вопросам энергобезопасности Вацлава Бартушки: 

«Мы очень внимательно следили за моделью, которая была использована на Востоке Украины – в Донецке, Луганске и других городах. Группа гражданских – мужчины, женщины и дети – занимают здание администрации. В течение двух дней там начинают брать в руки оружие, женщины и дети уходят, остаются вооруженные люди. Если им быстро оказать сопротивление, как это было сделано в Одессе, где их просто сожгли, или в Днепропетровске, где их убили и похоронили у дороги, то будет мир. Если вы этого не сделаете, то будет война. Вот и все»,
– сказал «пан дипломат» в интервью Neovlivni.cz.

Но если там, на Западе, для кое-кого все просто и ясно, то для нас, украинцев и думающих одесситов, и спустя год все просто совершенно не ясно. Все обстоит как раз наоборот. Ясности прошедший год и проходившие все это время расследования не принесли никакой. Ни расследования силовиков, ни депутатские, ни общественные.

Иные комиссии как-то быстро «сдулись». Уже в первых числах сентября самораспустилась комиссия Одесского областного совета по контролю за ходом расследования событий 2 мая, возглавляемая Григорием Епуром. При этом ее глава, кстати сказать – опытный сыскарь и генерал-лейтенант милиции, заявил: большинство членов комиссии недовольны тем, как правоохранители расследуют трагические события и информируют общественность о своей работе. 

«Все дело в том, что эти дела расследуются Генеральной прокуратурой Украины и Министерством внутренних дел. Комиссия областного совета не уполномочена контролировать работу этих органов, поэтому согласовали это дело с временной комиссией Верховной Рады, наработанные материалы передаем им, а мы уже в рамках действующей комиссии по законности и правопорядку, в случае необходимости, вернемся к этому вопросу общего контроля и информирования населения о том, на каком этапе находится расследование дела».
Комиссию распустили – и ни к чему не вернулись…

А как через несколько дней после случившегося красиво заявили о намерении разобраться в причинах трагических событий тогдашние нардепы!


«Мы, народные депутаты Украины, избранные от мирной, гостеприимной и счастливой Одессы, считаем необходимым срочное создание Временной следственной комиссии Верховной Рады Украины по вопросам расследования фактов массовых беспорядков в Одессе. Если не предпринять решительных мер, то последствия могут быть непредсказуемыми.
Ситуация может усугубиться, если люди не узнают, кто стрелял, кто бросал коктейли Молотова, кто загонял в огненные ловушки, и кто ничего не сделал, чтобы этому воспрепятствовать. Конкретные имена, фамилии, должности, если необходимо – гражданство, и самое главное – законное наказание»,
– говорилось в их обращении к главе Верховной Рады Александру Турчинову, премьер-министру Арсению Яценюку, председателям фракций и депутатских групп в парламенте.

Комиссию создали. Даже две – правительственную и депутатскую. Обе без толку. Первая провела одно заседание, после чего о ней ничего не было слышно, а ее глава, Виталий Ярема, успел дважды изменить статус, пересев из вице-премьерского в кресло Генпрокурора, а потом встать и из него.

Что до второй, то об «успешности работы» красноречиво говорят заявления ее главы Антона Киссе. Через две недели после начала работы комиссия не смогла найти экс-начальника милиции Одесской области полковника Петра Луцюка: тот не отвечал на телефонные звонки и по месту жительства отсутствовал. Комиссия даже дала поручение погранслужбе выяснить, не покинул ли пан полковник Луцюк Украину, а также не допустить, чтобы он это сделал.

Вскоре Антон Иванович публично сообщил, что сроки завершения работы, оговоренные ранее (15 июня), должны быть продлены на том основании, что народные избранники столкнулись с непредвиденными трудностями, тормозящими процесс расследования.

«На заседание комиссии так и не пришел секретарь СНБО Андрей Парубий, к которому у моих коллег есть немало вопросов, – констатировал А. Киссе. – То же самое касается и заместителя Генерального прокурора Олега Бойчука, который 2 мая при выключенных телефонах проводил заседание с силовиками. Кроме того, ни один из экспертов письменно не подтвердил заявленное ранее наличие хлора в здании Дома профсоюзов. Без ответов на эти вопросы мы, соответственно, не можем делать выводы».
Помимо этого, нардеп сообщал, что члены комиссии обращались к главе парламента с просьбой ускорить получение ответов на запросы, направленные в силовые ведомства, а также инициировать выступление глав МВД и СБУ в Верховной Раде с целью предоставить информацию о событиях 2 мая в Одессе…

И этой комиссии больше нет. Вышли сроки. Есть некие промежуточные результаты работы, подкорректированные коллегами-парламентариями. Это через четыре месяца после событий подтвердил глава закончившей существование временной следственной комиссии: каждая фракция имела возможность просмотреть выводы комиссии и внести свои правки в отчет. Сам уже бывший первый чиновник области В. Немировский «десь знык», ограничившись, в основном, эпистолярным эмоциональным свидетельством типа:

«Мы слышим очень много версий произошедшего… Когда я еще находился на должности руководителя области, силовики вообще имели совершенно другую версию событий. Летят камни, летят пули, летят коктейли Молотова. Люди гибнут от ранений, от огня, выпрыгивают из окон. Вся страна смотрит, плачет. Ты – то на месте событий, то снова возвращаешься в штаб. Мечешься. У тебя большой кабинет, большая табличка на двери, но на самом деле ты практически ничего не можешь. Милиционеры продали родину, прокуроры – продали совесть, спецслужбы работают вообще неизвестно на кого».

Может быть, сам Владимир Леонидович в конце концов все же расскажет следствию, как именно он работал в тот день?! Неужели и в самом деле глава областной исполнительной власти был реально лишен возможности если не предотвратить трагедию, то решительно вмешаться до наступления ее апогея с аутодафе?

В нынешнем составе Верховной Рады снова есть «пропозиция» о формировании следственной комиссии по «одесскому делу». Ей предстоит помочь правосудию найти ответы не только на вопрос по пожару в Доме профсоюзов. Он – один из целого айсберга вопросов:

– От чего именно погибли люди на Куликовом поле?

– Что на месте событий возле Дома профсоюзов делали не последние лица областной власти? Почему они не вмешались в ход событий и ничего не сделали для того, чтобы в силу занимаемого положения остановить разгул «демократии»?

– Каким образом получилось, что практически все события, особенно второй, «пожарной» части драмы, транслировались в прямом эфире одесских телеканалов? И так далее.

Список вопросов можно продолжить, а вот ясных ответов нет, по сути, ни на один. На начавшийся недавно суд надежды мало. Почему так – отдельная тема.

Недавно пресс-служба Совета Европы сообщила, что сформирована консультативная группа для наблюдения за расследованием некоторых резонансных преступлений 2013-2014 годов, совершенных в Украине. Она, вроде как, уже начала рассмотрение и данных расследования, которое проводят власти в связи с одесской майской бойней. Результаты следует ожидать в начале нынешней осени.

Пока монумента на Куликовом поле нет. Появится ли?.. Как скоро?

 

А память о погибших – убиенных, она – в наших сердцах и душах. В них незримо горят свечи. Свечи Вечной Памяти. Их зажигают настоящие Люди. Вне зависимости от гражданства, вероисповедания и места жительства. Ставят и у нас в стране, и даже за океаном. Поставлю свою и я!

 

СВЕЧА

 

Черное море,

Черное небо,

Шепчут молитвы

Священник и рэбе

 

 

Держит мужчина

В разбитом окне

Связку тюльпанов

(Дочке? Жене?)

 

 

Черное море,

Черное небо,

Черная лестница

Черного склепа

 

Блик на стене

Проступил и остыл

Пусто гестапо-

Пепел и пыль...

 

Черное море,

Черное небо,

Город – маяк,

Капитана тебе бы…

 

Памяти убитых

2 мая 2014 года

Вера ЗУБАРЕВА

Филадельфия, США

 




Если вы обнаружили ошибку на этой странице, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.