Информация к новости
29-11-2020, 18:00

Закрывается ли Шенген?

Категория: Новости / Статьи


 

Исполнилась пятилетняя годовщина самых кровавых терактов в истории, когда в Париже 13 ноября 2015-го прогремели взрывы возле стадиона «Стад де Франс», произошли расстрелы ни в чем не повинных посетителей ресторанов и зрителей в концертном зале «Батаклан». Трагические события унесли с собой 137 жертв. Недавно в стране случились еще две атаки. Затем – нападение в Австрии. Одна из причин трагедий, по мнению европейских лидеров, – ненадежность границ. Шенгенскую зону намерены реформировать.

Терроризму бой!
Символ европейской интеграции, пространство свободного передвижения без границ – за 35 лет существования Шенгенской зоны европейцам так и не удалось сделать ее защищенной. «Настало время реформ», – заявил президент Франции Эммануэль Макрон после встречи с австрийским канцлером Себастьяном Курцем.
Ужесточить погранконтроль и меры безопасности нужно не только на внешних рубежах, но и внутри. Нелегальные перевозчики, криминальные банды, мигранты из стран, где нет войн, злоупотребляют правом на получение статуса беженца, считает лидер Пятой республики.

Угроза терроризма нависает над всей Европой. Мы должны ответить,
– призывает Макрон.
С ним согласны и другие европейские лидеры. Курца и Макрона, которые лично встречались в Елисейском дворце, в онлайн-формате поддержали канцлер Германии Ангела Меркель, председатель Европейского совета Шарль Мишель, глава Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен и представители других стран ЕС.
Себастьян Курц выступил за создание единого плана по противодействию иностранным боевикам.

Среди нас – тысячи иностранных террористов, воевавших на стороне «Исламского государства» в Сирии и Ираке. А это тикающие бомбы,
– подчеркнул глава австрийского правительства.
Ангела Меркель указала: критически важно понимать, кто въезжает и выезжает из Шенгенской зоны. Недавние теракты во Франции и Австрии – «атаки на свободное европейское общество и образ жизни». Но речь не о противостоянии христианства и ислама, а о необходимости дать отпор недемократическому поведению и террору. «Что мы и делаем с честью и силой», – добавила канцлер. Она также выступила за сотрудничество с мусульманскими странами и организациями в борьбе с радикальными течениями.
Звучали и другие предложения: установить более жесткий контроль за интернет-платформами, создать специальный орган, который отслеживал бы деятельность имамов, наладить эффективную систему депортации мигрантов, преступников и предполагаемых экстремистов.

Угрозы саморадикализации
В октябре Францию потрясло жестокое убийство учителя Самюэля Пати. Эммануэль Макрон обратился к нации с осуждением радикальных действий и обещанием поддерживать свободу слова. Угрозы посыпались уже в адрес самого президента. Спустя несколько дней в Ницце случился еще один теракт – и тоже показательно жестокий. Последовали нападения в Вене – возможно, и не связанные напрямую с французскими событиями.

Важно понимать, что радикализация венского нападавшего, чья личность установлена, не проходила в рамках исламистского подполья – это следствие саморадикализации
– объясняет Александр Дубови, научный координатор Центра евразийских исследований Венского университета, научный директор венского Института политики безопасности.
А это, по его мнению, уже относительно новый и крайне опасный феномен.
Люди, в первую очередь молодежь, без всякого внешнего воздействия или вербовки начинают интересоваться радикальными и экстремистскими идеологиями, ищут информацию в Интернете. Непосредственно активная вербовка происходит на более поздних этапах. В последние годы рост саморадикализации отмечают во многих странах Европы.

Конфликт политического ислама и современного западного государства
Теперь главам европейских государств предстоит встретиться в декабре на саммите ЕС и обсудить следующие шаги по борьбе с терроризмом. СМИ со ссылкой на неназванные источники писали о намерении улучшить систему обмена разведывательной информацией и усилить агентство Евросоюза по безопасности внешних границ – Frontex.
Полномочия структуры уже расширяли после начала так называемого мигрантского кризиса. В 2016-м появилась служба пограничной береговой охраны: многие нелегальные приезжие попадают в страну именно через Средиземное море.
Важное направление реформ – работа с потоками беженцев. К пересмотру процедур призывают с 2011 года, однако компромисса так и не достигли. В очередной раз за дело взялись в сентябре этого года. Но единства по этому вопросу нет, что стало очевидно после того, как в сентябре пожар уничтожил мигрантский лагерь Мория в Греции.
Там жили 12 тысяч беженцев. По полторы тысячи человек и 150 детей без родственников приняли Германия и Франция. Нидерланды согласились на сотню, но заявили, что эти люди пойдут в счет квоты, а значит, из других мест страна примет на сотню людей меньше. Финляндия приютила двенадцать детей без родственников. Остальные 23 члена ЕС проигнорировали призыв или отказались.
Выполнить квоты по приему беженцев, установленные в 2015-м, за отведенное время года большинству стран также не удалось.
Франция выступает за пересмотр подхода к интеграции приезжих. План включает в себя предложения финансировать религиозное образование в мусульманских сообществах, обучать мигрантов языку страны проживания. С 2010 года за счет беженцев население ЕС, исповедующее ислам, стабильно растет. С нынешних 4,9 процента, по прогнозам, к середине века оно достигнет 7,4 процента.
Во Франции, Нидерландах, Испании, Австрии формируются мусульманские партии. Некоторые из них продвигают радикальные взгляды, которые процветают в закрытых комьюнити, отмечали в Европарламенте.
Александр Дубови обращает внимание на проблему политического ислама, для которого религия – источник политической идентичности.

Теракт в Вене, как и исламистский терроризм в целом, – следствие конфликта политического ислама и современного секулярного государства западного типа, – рассказывает эксперт. – В Европе такой конфликт будет усугубляться из-за притока мигрантов и плохо работающих инструментов интеграции.

Границу на замок!
В ближайшем будущем страны, возможно, расширят права на отслеживание собственных рубежей. Внутри Шенгенской зоны преступники перемещаются свободно: подозреваемых по делу о терактах в Вене нашли в Швейцарии. В ЕС признают: такой режим наносит ущерб безопасности, но раньше с этим боролись усилением контроля внешних границ зоны.

Для участников шенгенских соглашений вопрос управления национальными границами важен с точки зрения сохранения суверенитета. А в нынешних условиях это сложная задача,
– подчеркивает президент Южноукраинского центра этнических и политических исследований «ЛАД» Геннадий Чижов.
Миграционный кризис, угрозы безопасности, коронавирус протестировали шенгенские соглашения на прочность. Как выяснилось, в данном вопросе требуется более высокая степень интеграции с одновременным повышением значимости наднациональных институтов,
– говорит он.
Кроме того, нужно укрепить сотрудничество в сфере безопасности и обмена данными, создать общую эффективно работающую базу данных со всей возможной информацией, собранной в одном месте и доступной всем участникам. Для этого нужны эксперты-инспекторы,
– перечисляет Геннадий Чижов.
В ЕС уже действует Европейская система информации о судимости (ECRIS). Однако не решен вопрос о поиске и депортации нелегалов, потенциальных преступников и экстремистов. Спецслужбы Словакии знали, что ликвидированный нападавший в Вене покупал в стране оружие, о чем предупредили австрийских коллег. Однако информация не поступила вовремя и предотвратить трагедию не смогли. Глава МВД Австрии признал: в системе обмена данными произошел сбой.
Даже если страны договорятся о регулировании границ и проведут реформу приема мигрантов, останется проблема политического ислама. А потому еще очень долгое время компромиссы придется искать уже с учетом мнения бывших беженцев, их детей и внуков, и коренных жителей Европы.




Если вы обнаружили ошибку на этой странице, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.