Информация к новости
  • Просмотров: 1908
  • Дата: 13-03-2015, 13:06
13-03-2015, 13:06

Волонтер, попрошайка или мошенник?

Категория: Аналитика


Волонтер, попрошайка или мошенник?

На всех волонтеров зарплаты не хватит...

В прошлом году улицы столицы заполонили люди, преимущественно студенческого возраста, называющие себя «волонтерами благотворительных организаций». Их можно встретить в любой точке города, где ежедневно наблюдается интенсивный человеческий трафик: на остановках городского транспорта, на рынках, на центральных улицах города, на перекрестках с интенсивным человеческим потоком. В руках волонтер держит пластиковую коробку для сбора денег, на которой обычно размещено фото ребенка, нуждающегося в финансовой помощи, логотипа добровольческого батальона, или вообще ничего не размещено.

Целые компании сборщиков милостыни работают на остановках и крупных развязках городского транспорта. Здесь они подходят к каждому человеку, который ожидает маршрутку, и произносят примерно следующий текст: «Шестилетний Вася родился без ножек, помогите ему на протезы» или «Двухлетняя Даша родилась с опухолью мозга, помогите ей на операцию». Большинству взрослых людей сложно отказать просящему, ведь речь идет о больном малыше, который оказался на грани смерти, и нуждается в дорогостоящей операции. Между тем подтвердить реальность существование Васи и Даши и реальный конечный пункт предназначения собираемых средств практически невозможно.

В начале этого года количество волонтеров превысило все разумные пределы. На ежедневном пути в супермаркет, который находится недалеко от дома, можно встретить от трех до пяти волонтеров, которые собирают помощь больным детям. По дороге на работу можно встретить не меньше десяти волонтеров только в метро, где они следуют один за другим, переходя на станциях из вагона в вагон. Они подходят к пешеходам, ожидающим возможности перейти дорогу, или стучатся в окна водителей машин, которые долго стоят в пробках на светофорах крупных городских автомобильных развязок и перекрестках.

Прогуливаясь по центру Киева, встречаешь их везде — на краю тротуара, при входе в парк или подземный переход, рядом со скамейкой, на которую присел почитать газету. Волонтеры буквально наводнили город. Если каждому из них давать по 10-20 гривен, то за неделю от зарплаты ничего не останется. С другой стороны, если бы деньги, которые они собирают, действительно шли на благотворительность, то в Украине уже не осталось бы ни одного больного ребенка.

В первое время киевляне охотно жертвовали на благотворительность. Но сейчас все больше людей начинают задумываются о том, на самом ли деле они кому-то помогают? Многочисленные видеоролики в социальных сетях, на которых с балкона или иного укромного места заснято, как некоторые волонтеры хищно потрошат внутренности своих боксов в безлюдном переулке, способны остудить даже самое горячее желание помочь ближнему.

– Я несколько раз оказывалась рядом с волонтерами, когда их главный проводил инструктаж, – рассказывает газете «Слово» 36-летняя киевлянка Ирина Перисунько. – В последний раз это было пару дней назад на станции метро «Крещатик». Молодой человек, представляющий собой ярко выраженный криминализированный тип людей с характерным сленгом и жестами, раздавал указания наивным студентикам с широко открытыми глазами, где им стоять и что говорить пассажирам. Не думаю, что этот тип помогает детям. Скорее всего, это новый способ развода: студенты получают некоторое вознаграждение, а остальные деньги оседают в карманах бандитов.

 

Мать не помнит имени сына

Сами волонтеры зачастую очень мало знают о своих работодателях и о том, куда на самом деле идут собранные ими деньги.

– Я работаю волонтером около месяца, – рассказывает газете «Слово» Светлана, студентка одного из столичных ВУЗов. – Мне платят 30% от собранной за день суммы. Зарплата каждый раз разная. Иногда получаю 50 гривен, бывает доходит и до ста. Все зависит от точки, куда ставят работать, и от способностей волонтера. Если не бояться и подходить к каждому человеку, то можно очень хорошо заработать.

– Как зовут руководителя фонда, в котором ты работаешь?

– Я не знаю. Я просто собираю деньги. У меня есть начальник Руслан, больше я никого не знаю.

– Ты знаешь, куда идут деньги, которые ты собираешь?

– Конечно. Они идут на лечение вот этого мальчика, – Светлана показывает фото 3-летнего малыша по имени Рома. Снимок размещен на пластиковом боксе. Рядом со снимком указано название благотворительного фонда и контакты мамы ребенка. Записываю ее номер, чтобы провести небольшой эксперимент.

На мой звонок мама Ромы отвечает не сразу. Когда в трубке слышится женский голос, говорю:

– Добрый день. Я встретил сегодня волонтера, который собирает для вас деньги. Я хочу пожертвовать вам хорошую сумму, но мне надо быть уверенным, что она дойдет до вас и Димочке сделают операцию.

– Я могу продиктовать вам номер моей карты ПриватБанка, – живо предлагает «мама», которая даже не заметила, что я назвал ее сына Рому другим именем.

Записав номер ее карты, я делаю еще одну попытку:

– Вы знаете, меня очень поразила история Димы. Мне очень хочется вам помочь.

– Спасибо вам, – коротко говорит мама, – я должна бежать к Диме. Извините. До свиданья.

 

Настоящий волонтер не получает зарплату

Организованную информационную борьбу против людей, называющих себя волонтерами, ведут общественные деятели Катя Жук и Павел Новиков. Газета «Слово» познакомилась и поговорила с киевлянами, которые призывают людей не давать денег мошенникам.

Благотворительными социальными проектами Павел занимается более 10 лет, поэтому эту область знает очень хорошо. Один из его проектов – «Украинская биржа благотворительности» (далее УББ), которая за время своего существования помогла многим детям и взрослым. Катя Жук по профессии маркетолог.

– Я работала фандрайзером (специалист по привлечению денег в некоммерческие организации — авт.) в УББ, – рассказывает Катя. – Мы поддерживали связь с представителями настоящих благотворительных фондов. В последнее время они стали жаловаться на огромное количество псевдоволонтеров, которых мы называем «скрыночниками» (от украинского слова «скринька» – авт.). Они не могут называть себя волонтерами, поскольку волонтер — это по определению человек, который собирает деньги на помощь нуждающимся людям бескорыстно, не получая за это ни копейки.

– Мы давно на благотворительном рынке, – говорит Павел. – Я очень давно работаю в общественном секторе и прекрасно понимаю, как работает система.

Вместе с Катей мы создавали УББ. От меня зависело написание контента, для чего следовало изучить опыт прогрессивных европейских и мировых моделей благотворительности. Мы изучили опыт британцев, которые являются пионерами в этой области, американцев — они чемпионы мира по сборам, немцев, которые оказались ближе всего к украинскому менталитету.

УББ мы строили, основываясь на немецком опыте сбора благотворительных средств. У нас все получилось. В последнее время мы занимаемся новым проектом — на этот раз информационным. Следующая часть нашей деятельности — это консалтинг по настройке благотворительных инициатив для бизнесов и по настройке корпоративной социальной ответственности для бизнесов. Мы являемся экспертами в этой области, в том числе и в европейских принципах, что важно для международных компаний, работающих в Украине. Мы заинтересованы в развитии честной благотворительности. Мы делаем социальные проекты абсолютно бесплатно — это наш вклад в дело развития этого сектора.

За последний год в Украине произошел огромный всплеск волонтерской активности, – продолжает Павел. – Практически каждый гражданин в этом как-то участвует. Последние исследования представительства ООН показывают, что количество людей, вовлеченных в волонтерскую деятельность, возросло в разы по сравнению с прошлым годом. В 2013 году Украина была на 114 месте по благотворительным сборам. В этом году, я уверен, она выйдет к середине сотни. Результаты исследований обычно публикуются в середине марта — начале апреля.

– На этой волне появилось очень много мошенников, которые заполонили всю страну, – говорит Катя. – Сегодня руководители благотворительных фондов обсуждают, как побороть мошенников. Ведь если раньше это были единичные случаи, то к концу прошлого года они переросли в миллионные сборы.

 

Псевдоволонтеры собирают миллионы гривен в месяц

– Мы оцениваем ежемесячные сборы мошенников в несколько миллионов гривен, – говорит Павел. – Это деньги, которые могли бы пойти на помощь тем, кто действительно в них нуждается. Сказать точно, сколько денег теряет благотворительность из-за мошенников – сложно, поскольку эти люди нигде не публикуют отчетность. Мы проанализировали деятельность нескольких десятков фондов, наблюдали сколько денег их волонтерам бросают в день. По примерным оценкам, это десятки миллионов гривен ежемесячно.

Сложившаяся ситуация подрывает доверие к сфере благотворительности. Что делать? Необходимо двигаться в двух направлениях. Первое заключается в том, чтобы заниматься серьезной лоббистской кампанией, вносить изменения в законы, которые регламентируют благотворительность. Это долго, но этим необходимо заниматься. Во-вторых, поле благотворительности во всех европейских странах выросло за счет саморегуляции. Поэтому вторая часть нашей деятельности заключается в том, чтобы научить граждан тому, что если ты видишь мошенническую фирму – просто не участвуй. Мошенники исчезнут, если им не давать деньги. В девяностые были наперсточники. Сейчас их нет. Они исчезли, когда общество поняло, что выиграть у них невозможно.

Сегодня просветить общество стало гораздо проще, чем в те годы. Быстрому распространению информации способствуют развитые коммуникации и системный подход к решению проблемы. Мы используем все это в своей работе. Отдельным направлением в нашем проекте станет сотрудничество с Министерством внутренних дел. Но самая важная часть – научить общество отличать мошенника от настоящего волонтера, который собирает благотворительную помощь. Основное отличие следующее: те, кто готов перед тобой отчитаться за каждую копейку – это настоящие волонтеры. Кто же не имеет этой отчетности, не имеют также никакого права получать ни одной копейки от благотворителей.

– Мы учитываем то, что люди не воспринимают сложные задачи, – говорит Катя. – Вряд ли гражданину придет в голову проверять отчетность перед тем, как сделать благотворительный взнос. Поэтому мы разрабатываем простые правила, которые разместим на разных информационных носителях улиц, метро, транспорта. Эти правила помогут людям быть более сознательными и не жертвовать «скрыночникам», большинство из которых – мошенники. По нашим оценкам, 95% тех, кто ходит по улицам с коробочками – это мошенники. Мы встретили среди них только один настоящий фонд, проверив около сотни волонтеров. Все деньги, которые собираются на улицах, в транспорте, никем не проверяются и не контролируются. Больше доверия вызывают волонтеры в супермаркетах. Нельзя зайти с улицы и начать собирать деньги около кассы. Для этого надо подать документы. Администрация магазина проводит проверку организации и только после этого позволяет стоять на своей территории.

– Своим информационным проектом мы можем как-то навредить сборам корпуса мира, – говорит Павел. – Но лучше уничтожить в массовом сознании это поле. Это будет более эффективно для общества, нежели пытаться научить его отличать настоящего волонтера от мошенника.

Мы вчера выступали на международной конференции, где присутствовали крупнейшие благотворительные фонды Украины и других стран. В ходе личной беседы с представителями этих фондов, мы интересовались: используют ли они уличных волонтеров в своей деятельности. Оказалось, практически нет. Есть только один фонд, который делает это с XIX века – «Армия Спасения». Эта организация действует в 150 странах мира и использует сборы в коробки. У себя на сайте они указывают, где стоят их волонтеры.

Согласно официальным данным, за 2014 год украинцы пожертвовали на благотворительность 9 млрд гривен.



Если вы обнаружили ошибку на этой странице, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.
Loading...


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.