Информация к новости
  • Просмотров: 389
  • Дата: 15-05-2018, 20:00
15-05-2018, 20:00

9 мая – День Победы! Прочь сомнения и недоразумения…

Категория: Новости / Статьи


9 мая – День Победы! Прочь сомнения и недоразумения…

Отказаться от чествований Дня Победы 9 мая в пользу «Дня памяти и примирения» 8 мая понуждают граждан Украины исподтишка, но все настойчивее – политики-«перевертыши». Не случайно вопреки народной традиции этот термин даже не включен в недавний Указ президента Порошенко о праздновании «…73-й годовщины победы над нацизмом во Второй мировой войне», хотя в 2015-м тот еще не смел идти на такую измену и указывал, отмечая «70-ю годовщину Победы над нацизмом в Европе» чтить 9 мая – День Победы. Не рискнули полностью удалить праздник 9 мая и принявшие в 2015 году спорный Закон «Про увековечивание победы над нацизмом во Второй мировой войне 1939-1945 годов».

Тем не менее, многие ныне правящие не скрывают: символ былого величия народа-Победителя им чужд и они готовы предать его «развенчанию», как прописано в методичках т. н. «Института национальной памяти». Ведь, к нашему стыду в Украине укрепляются политсилы, сочувствующие… реваншистам Германии, проигравшим ту войну. Зато заслуги Красной Армии, спасшей от истребления и порабощения наш народ, они чернят (объявляя «оккупацией» и воссоединение с Украиной западно-украинских земель). Но историческая правда в том, что для ждавших избавления от нацистского ига жителей Украины разгром гитлеровского Рейха стал спасительной Победой и отмечать ее 9 мая – есть веские основания. А спор о дне, когда её «правильно» отмечать (8 или 9 мая) – намеренно запутывают недруги…

 

Измена – между невежеством и предательством

Ряду ныне правящих в Украине политсил претит, что войну по отражению гитлеровской агрессии в СССР назвали «Великой отечественной…» (по аналогии с «Отечественной войной» при вторжении в Россию в 1812 г. армии Наполеона). Искореняя это мнение, приняли специальный закон, где нелепостью разит даже название: «Про увековечивание победы над нацизмом во Второй мировой войне 1939-1945 годов».

Авторы требуют считать 9 мая – днем победы… во 2-й мировой войне, хотя ее завершили лишь 2 сентября: этот день в США отмечают, как Победу над Японией или Победу на Тихом океане – VictoryoverJapanDay, VictoryinthePacificDay. Кстати, победу над гитлеровской Германии там назвали тоже конкретно: «День победы в Европе» (VictoryinEuropeDay), но отмечали лишь единожды – 8 мая 1945 года.

Праздновать победу прежде, чем окончена борьба – неумно (а в спорте это – плохая манера: чревато «сглазом»). Но в нынешнем составе Верховной Рады добавилось – не знающих «общеизвестные» факты истории и не убавилось – голосующих тупо по командам старших во фракции). Это облегчило принятие там закона с неумным названием…

С другой стороны, задача принизить значимость той Победы наших предков слилась с тягой подражать иным (более «развитым») народам, включая те, чьи государства в 1945 году были побеждены и обречены отмечать 8 мая «День освобождения» от национал-социализма. Потому в 1-й же статье ЗУ «Про увековечение победы…» предписано отмечать 8 мая иной день – «памяти и примирения», для уважения памяти «всех жертв» той войны. И не исключено, что следующий состав депутатов-изменников исключит из ряда чествуемых 9 мая, а «жертв» войны будет подбирать не по исторической правде, а по конъюнктуре текущего момента…

Пресекая такие поползновения, стоит уяснить, почему на Западе считают днем окончания в Европе 2-й мировой войны – 8 мая, а в постсоветских странах – 9 мая.

 

Победа – после полной «капитуляции» врага

Советские войска, наступая с востока, в ходе сложнейшей Берлинской операции с 16 апреля до начала мая разгромили почти миллионную группировку немецко-фашистских войск и захватили хорошо укрепленную столицу Германии Берлин, вынудив немецкое командование просить 30 апреля о перемирии, а 2 мая – дать войскам гарнизона приказ прекратить вооруженную борьбу и сдаться ввиду «капитуляции» (нем. Kapitulation), что в тот день выполнили большинство оборонявшихся, кроме ряда групп, сумевших сбежать из города.

А на Западном фронте командующий германской группы армий «С» подписал 29 апреля акт о капитуляции англо-американским войскам со 2 мая. С того дня был, де-факто, разгромлен «3-й рейх», что вызвало цепь капитуляций.

Де-юре Гитлер «завещал» перед своей гибелью (29 апреля) образовать новый состав правительства во главе с «рейхспрезидентом», на должность которого прочил Карла Дёница (занимавшего пост главнокомандующего ВМФ). Тот, находясь со штабом в городке Фленсбург (близ границы с Данией), в ночь на 2 мая заявил в радиообращении о своем «назначении» новым главой «рейха» и с группой подчиненных пытался решать судьбу остатков войск Германии. Это «правительство» на совещании 2 мая, ввиду капитуляции в Берлине, спешно решало, как сдаться американо-британским войскам, избежав пленения Красной Армией.

4 мая новый «главком ВМФ» Фридебург по указанию Дёница подписал акт о капитуляции перед британской 21-й группой армий фельдмаршала Монтгомери всех войск «рейха» в Голландии, Дании, Шлезвинг-Гольштейне (где обитало «правительство Дёница») и в северо-западной Германии. 5 мая перед американским генералом Деверсом капитулировал командующий группой армий «G», а в штаб-квартиру Верховного главнокомандующего экспедиционными силами англо-американских сил Эйзенхауэра в Реймсе прибыл Фридебург. Поручив ему начать переговоры о капитуляции перед западной коалицией, Дёниц велел затягивать этот процесс, чтобы прибыть к линии фронта на западе страны успели побольше отступающих с востока немцев. Но утром 7 мая по требованию Эйзенхауэра переговорщики от «рейха» вынужденно подписали акт о полной капитуляции, пообещав:

все силы, находящиеся под германским контролем, должны прекратить активные боевые действия в 23:01 по центральноевропейскому времени 8 мая 1945 года.

Подписанное выше обязательство Дённица с подчиненными на практике строго выполнялось лишь в зоне, занятой англо-британской коалицией, а в восточной части бывшего «рейха» Германии ряд подразделений и соединений немецких войск продолжали военные действия и после указанного времени. Так, блокированые на севере Латвии остатки группы «Курляндия» продолжали сопротивляться советским войскам – до 15 мая, а в Чехии в «Пражском котле» до 12 мая воевали, прорываясь на запад, немецкие войска из групп армий «Центр» и «Юг» общей численностью около 900 тысяч человек. То есть, де-факто остатки немецких войск пытались срывать полную капитуляцию, и их умиротворение затянулось на несколько дней после празднования Победы антигитлеровской коалиции.

 

Честная политика Эйзенхауэра

Пытаясь рассорить англо-американское и советское командование, переговорщики от Дёница (Фридебург и Йодль) предлагали частичную капитуляцию: сдаться на Западном фронте, продолжая боевые действия против советских войск. Тогда бы вырос риск конфликта между двумя сторонами Антигитлеровской коалиции, о чем мечтало окружение этого «рейхспрезидента», рассчитывая на последующую востребованность своих услуг управления немецкими войсками в составе новой «антибольшевистской» коалиции западных держав. Эти надежды были не беспочвенны: среди британских политиков к такому повороту склонялся даже тогдашний премьер-министр Черчилль. Не случайно «правительство Дёница» заседало в резиденции в Фленсбурге (в британской зоне оккупации) аж до… 23 мая 1945 года, когда их, наконец-то, арестовали (по приказу Эйзенхауэра).

9 мая – День Победы! Прочь сомнения и недоразумения…

 

Американский генерал Эйзенхауэр не только отверг предложения сепаратного сговора с гитлеровцами, но и отказался удостоверить своей подписью оформленный 7 мая в Реймсе акт о «военной капитуляции» немецких войск. Второе обстоятельство было вызвано недостаточным «уровнем» подписанта со стороны Германии, каковым Дёниц определил лишь генерал-полковника Йодля, начальника штаба оперативного руководства Верховного командования Вермахта. При этом текст подписанного акта составили на месте без учета согласованных в 1943 г. на конференции в Касабланке условий «полной и безоговорочной капитуляции» Германии и других стран оси.

Но попытки «нового германского руководства» хитрить с проведением капитуляции пресек Эйзенхауэр. Как главком экспедиционных сил западных союзников, он поддерживал рабочие контакты с военным командованием советских войск, чей представитель был приглашен в Реймс засвидетельствовать подписание «военной капитуляции» немцев. Сменщик умершего в апреле президента США Рузвельта Трумэн тоже не рисковал сильно отклоняться от политического курса, очерченного в 1944 году на Ялтинской конференции: перспектива измены сотрудничеству с СССР и возобновления войны в Европе не увлекала тогда американцев, втянутых в кровопролитные сражения с Японией на Тихоокеанском «театре военных действий».

Опасаясь подвоха и не желая уступать западным союзникам политически значимую честь принятия капитуляции германского командования, Сталин потребовал провести эту церемонию – повторно: с представительным составом подписантов и перенеся место действия из французского городка – в предместье столицы Германии. О том Верховный главнокомандующий Вооруженными Силами СССР 9 мая дал пояснения в специальном «обращение к народу». Американская сторона с этим согласилась и 8 мая провели новое, широко известное по фото и кинодокументам, подписание капитуляции представителями Германии.

 

Капитуляция в Карлсхорсте

В ночь с 8 на 9 мая в пригороде Берлина в городке Карлхорст в здании офицерского клуба бывшего военно-инженерного училища в присутствии маршала Жукова и заместителя главкома союзными экспедиционными силами британского маршала Теддера акт о безоговорочной капитуляции германских войск подписали: начальник Верховного главнокомандования Вермахта генерал-фельдмаршал Кейтель, генерал-полковник Штумпф (от Люфтваффе) и адмирал фон Фридебург (от военно-морских сил).

Подписанный ими текст содержал два существенных изменения. Вместо преамбулы с указанием, что «авторитетным является только данный текст на английском языке» добавлена отдельная статья с новым указанием:

«Этот акт составлен на русском, английском и немецком языках. Только русский и английский тексты являются аутентичными».

А статья 2 акта расширена детализацией требований к вооруженным силам Германии по выполнению разоружения, передаче союзникам оружия и военного имущества.

Но главным был политический результат: более высокий уровень представительства минимизировал возможности подчиненных Дёница как-то «отыграть» обязательство о «полной и безоговорочной» капитуляции на германо-советском фронте.

Примечательно, что приехать в Карлхорст на подписание акта капитуляции, приемлемого для советского командования, планировал и генерал Эйзенхауэр, но против этого ополчился британский премьер-министр Черчилль с офицерами из его окружения. И американский генерал уступил давлению этих союзников…

Ход принятия капитуляции военных сил Германии подтвердил нежелание правивших сил Британии наладить прочные дружественные отношения с СССР. А выбранное кем-то время начала действия капитуляции Германии – «23:01 по центральноевропейскому времени 8 мая» – спровоцировало раскол и в праздновании Победы: ведь в 23:01 по центральноевропейскому времени в Москве и Киеве по местному времени уже было 01:01 9 мая (не говоря уже о Владивостоке, где шла подготовка ко второму этапу окончания 2-й мировой войны – разгрому Квантунской армии Японии)…



Если вы обнаружили ошибку на этой странице, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.
Loading...


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.