Информация к новости
24-12-2019, 19:30

Как это было в Одессе

Категория: Новости / Статьи


Как это было в Одессе

Два Бунина

Эту небольшую улицу в историческом центре Одессы переименовывали пять раз. Носила она имя генерал-лейтенанта, героя русско-японской войны, павшего в боях за Порт-Артур, Романа Исидоровича Кондратенко. В 1920 году советская власть решила увековечить память пламенной революционерки и переименовала Кондратенко в Розу Люксембург. В период оккупации Одессы, в 1942 году, улица получила странное название – «16 октября 1941». Название было присвоено в честь скорбного для нас и радостного для оккупантов дня, когда советские войска оставили город. В 1944 году, когда Одессу освободили, улице вернули старое название – Розы Люксембург. С 1995 года улица носит имя писателя Ивана Алексеевича Бунина.

Бунин жил в Одессе и в окаянные послереволюционные дни, и в счастливые – в период знакомства с издателем Александром Митрофановичем Федоровым и романтических отношений с дочерью известного в Одессе богача-грека, издателя «Южного обозрения» Николая Петровича Цакни. С юной красавицей Анечкой Цакни Иван Алексеевич обвенчался в Сретенской церкви, но союз их был недолгим, хотя и подарил знаменитому писателю единственного сына.

В общем, резон дать имя Бунина одной из улиц Южной Пальмиры у одесситов был. Правда, писатель Иван Алексеевич Бунин никогда на данной улице не проживал. Ну и что? Зато проживал не менее известный гражданин Одессы, тоже Бунин, но Яков Иванович. Его квартира располагалась в доме первого двора, что за пожарной частью как раз в ту пору, когда улица называлась Полицейской.

Из названия вполне понятно, что на улице располагалось полицейское управление. Ну а Яков Иванович Бунин долгие годы, с 1882 и вплоть до отставки по возрасту в 1902-м, занимал пост полицмейстера (начальника городской полиции) Одессы. Яков Иванович относился к делу весьма тщательно и при нем жизнь в Одессе определенно стала более спокойной и приятной.

К слову сказать, полицмейстер Бунин если и был писателю Бунину родственником, а таких точных сведений нет, то определенно очень дальним и жизни их шли каждая по своей колее. Возможно полицмейстеру Бунину даже давали на просмотр дело появившегося в городе писателя, поскольку таков был порядок, но, наверное, это и все.

– Яков Иванович Бунин, герой обороны Севастополя, был откомандирован в Одессу, чтобы приступить к своим обязанностям полицмейстера и следить за порядком, что он и делал не просто хорошо, а отлично. В Одессу Бунин приехал майором, в отставку вышел в звании генерал-майора. Всего за 40 лет беспорочной службы на царя и Отечество был награжден пятью государственными, десятью иностранными орденами и двумя перстнями с вензелем Е.И.В. (Его Императорское Величество) от императора, а таких отличий удостаивался далеко не каждый, – рассказывает главный хранитель Народного музея истории органов внутренних дел Одесской области Юрий Пучков.

– Одним из важных дел его жизни стало создание системы по борьбе с карманными кражами. В чем она заключалась? Прежде всего он издал приказ, в котором расписал по пунктам, как проводить слежку, на что обращать внимание при поимке карманника, как опрашивать свидетелей, подчеркивал, что необходимо делать фото и так далее. Его схема работы вполне годится и сейчас, она универсальна, – считает Юрий Пучков, который и сам прослужил в органах внутренних дел не один десяток лет.

Действительно, система Якова Ивановича Бунина давала свои плоды. Одним из наиболее громких дел в его бытность начальника городской полиции стало задержание знаменитой Соньки Золотой Ручки.

Школа молодого вора

О Соньке Золотой Ручке сложено много легенд. Да что там говорить, ее жизнь превратилась в легенду, зачастую романтического толка. В действительности эта особа не страдала сентиментальными излишествами, а имела ум прагматичный и расчетливый. В ту пору в Одессе действовало не менее 34 видов воров, и у каждой группы была своя специализация и собственная ненарушаемая территория. По общей договоренности вор железнодорожный не лез обчищать карманы покупателей на рынке или, скажем, в церкви, «форточники» не перебегали дорогу специалистам по кражам в магазинах, «медвежатники» работали на своем поле, ловко вскрывая сейфы разной степени сложности. Сонька промышляла карманной кражей и в этом деле слыла непревзойденным мастером, недаром получила такое выразительное прозвище. Ее натренированные руки работали сами по себе и воровское дело не требовало особого внимания, потому видно, да еще от живости характера, Сонька позволяла себе порой развлекаться, заодно доказывая еще и еще раз, что в карманных кражах ей равных нет. Говорят, очень любила она танцы с состоятельными кавалерами, изящно в процессе танцевальных па освобождая их карманы от разных излишеств в виде портмоне или золотых часов. Рассказывают, когда Соньку арестовали и отправляли из Одесского порта на корабле по месту назначения на Сахалин, провожать ее пришли многие, в том числе полицмейстер Яков Бунин и градоначальник Павел Зеленой. Явились они к трапу парохода, понятно, не из уважения к знаменитой воровке, а для того, чтобы удостовериться в ее отбытии – мало ли что эта изворотливая дама еще могла придумать. Нет, Сонька не сбежала из-под стражи и взошла на борт парохода, который должен был доставить ее на каторгу, но напоследок все же не удержалась и посмеялась над важными господами. Якобы прощаясь с полицмейстером Буниным, шутливо обняла его, а через секунду с низким поклоном и под хохот провожающих протянула ему его собственные часы.

Да, она была виртуозом своего дела, к тому же мыслила масштабно и обладала недюжинными организаторскими способностями. Так, в маленьких бодегах (винные подвальчики-«наливайки») в районе Молдаванки были устроены своеобразные классы для прохождения начинающими карманниками «курса молодого вора». Особое внимание уделяли практике. В задней дальней комнате бодежки, вдали от любопытных полицейских глаз, стоял манекен. Карманы его одежды были набиты атрибутами воровских устремлений в виде часов, портмоне, портсигаров и прочего, а сам манекен увешан колокольчиками, готовыми зазвонить даже при легком дуновении ветра. Задачей курсанта было научиться залезть в карман и выудить из него добычу так, чтобы звон колокольчиков не нарушил тишину класса. Если справился, сдал экзамен – иди работай.

Со временем Соньке в освоенной профессии стало тесно, а в другую область сунуться она не могла – воровские правила запрещали. Тогда она придумала охоту на бриллианты. Вроде это была и не карманная кража, а вполне себе магазинная, но как-то воровская братия упустила этот вид обогащения ввиду его особой сложности и опасности. В общем, когда Сонька занялась кражей бриллиантов и драгоценных камней, никто к ней претензий не предъявлял – кроме органов правопорядка, конечно. На краже бриллиантов она, в конце концов, и попалась.

До 1917 года за кражу личного имущества в Российской империи предусматривалось суровое наказание, вплоть до пожизненной каторги. Именно такой приговор был вынесен по делу Софьи Блювштейн, воровке из Одессы по прозвищу Сонька Золотая Ручка. Отбывала каторгу Сонька на Сахалине, там и умерла, никакого побега на далекие экзотические острова и чудесного спасения в ее биографии не было.

С шашкой в цирк

Раньше каждый мало-мальски приличный двор в городе закрывался воротами, и жители домов, расположившихся в его глубине, могли быть уверены – их сон и покой сбережет дворник, ревниво следящий за порядком на вверенной ему территории. Да и как не следить, если все дворники состояли в то время на службе в МВД, там и зарплату получали. Дворник должен был докладывать обо всех происшествиях, странностях, визитах, которые имели место в его дворе. Может, это и не очень приятно с точки зрения гражданских прав и свобод, но зато надежно и безопасно.

По словам Юрия Пучкова, систему, при которой дворы закреплялись за дворниками, предложил именно Яков Иванович Бунин. Дворников набирали из бывших военных, требовали от них четкой работы, порядка, подтянутости. Дворник подчинялся городовому, городовые, в свою очередь, околоточному надзирателю и так далее. За ценную информацию служаки получали червонцы, за задержание преступника тоже платили немалые деньги. Даже швейцары выскакивали на улицы, бросая свои посты, чтобы принять участие в поимке вора, надеясь и себе заработать награду. При таких условиях у преступника практически не было шансов уйти от погони.

– Служба полицейских хорошо оплачивалась, к тому же существовала система денежных поощрений и наград в случае удачной поимки преступника или предоставления особо ценной информации. Вся эта схема при Бунине работала слаженно и четко, и в городе стало намного спокойнее, чем до его назначения, – рассказывает Юрий Пучков.

Действительно, если посмотреть на ставки оплаты работы полицейских чинов и их помощников, многое становится ясно. Так, городовой получал от 60 рублей и выше, околоточный надзиратель – от 100 рублей и выше, начальник сыскного отделения того времени – 300 рублей. Чтобы представить себе, насколько называемые суммы велики, приведем некоторые цены в сравнение. Например, обед из восьми блюд в шикарном ресторане «Париж» на Дерибасовской стоил 1 рубль 24 копейки. Поесть в заведениях попроще обходилось в 50 копеек. Квалифицированный рабочий получал 24 рубля в месяц и на эти деньги мог содержать большую семью. Преподавателю платили до 70 рублей в месяц.

Так что служить городовым или околоточным надзирателем в то время было делом довольно выгодным. Соответственно и к отбору на должности предъявляли требования особые. Претендент на службу городового должен был быть выше среднего роста, физически крепким, уметь обращаться с оружием, иметь познания и собственный опыт рукопашного боя и так далее. Каждый городовой нес ответственность за свой участок, и если что не так – с него спрашивали строго. В общем, гражданам, в случае чего, было к кому обращаться за помощью.

Правда, не обходилось и без курьезов. Так, однажды двое служак, хорошенько отметив какое-то радостное событие, решили развлечься на представлении в цирке. В цирк они явились хмельные и веселые и, понятно, никаких билетов брать не собирались – еще чего, они же на службе. Да хозяин заведения попался им прижимистый и несговорчивый. Про службу слушать не хотел, а настаивал на покупке билетов. И донастаивался на свою голову. Городовые осерчали, вынули свои шашки, да и пошли в зал разгонять публику. И разогнали – всю подчистую.

Однако такие случаи были событием из ряда вон выходящими, поскольку служба в полиции очень ценилась.

Вся эта система безопасности была уничтожена с приходом революции, и чтобы справиться с разгулявшимся ворьем и бандитами мелкого и крупного пошиба, ее пришлось выстраивать заново.




Если вы обнаружили ошибку на этой странице, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.