Информация к новости
23-11-2020, 10:00

Как это было в Одессе

Категория: Новости / Статьи


 

Под знаком революций

Специалисты из самых разных областей науки – политологи, историки, психологи, социологи – для анализа происходящего часто (и успешно) применяют метод ретроспективы, сравнивая события давно ушедшего времени с сегодняшним днем. Но не надо быть ученым, чтобы заметить, что начало каждого века в истории человечества проходит очень неспокойно. Бурный ветер перемен несет с собой штормы революций, раздувает пожары конфликтов, ломает границы государств и в результате кардинально меняет взаимоотношения внутри общества. Двадцатые годы прошлого столетия мало чем отличались от подобных периодов и с лихвой оправдали репутацию воинственных забияк.

«Пивной путч» в Германии был вполне в духе времени, может быть, поэтому современники недооценили опасности фигуры довольно мелкого на тот момент политика с его Национал-социалистической немецкой рабочей партией (НСДАП).

 

Первая проба

Все всегда начинается со сложного экономического положения. Народ легко вывести на улицы, когда ему нечего есть и не на что жить. Идеологическая подкладка бунта появляется уже потом, и большого разнообразия в лозунгах обычно не наблюдается. Самыми популярными, всем понятными темами являются оскорбленное национальное достоинство и стремление к национальному реваншу. Убедить на фоне красивых слов толпу, что стоит всего лишь свергнуть существующее правительство и все наладится само собой, довольно легко.

Политическая деятельность Гитлера с самого начала базировалась на этих простых принципах. К 1923 году политику, исповедовавшему радикальный национализм, исполнилось 34 года, он был самоуверен и амбициозен, а экономическая и политическая обстановка в стране очень подходила для проведения государственного переворота. Поражение в Первой мировой войне, оккупация Рурской области французско-бельгийскими войсками, заносчивость Баварии, считающей себя особенной, ни от кого не зависящей частью Германии и поэтому проявившей показное пренебрежение к приказам Берлина, а еще союз с героем Первой мировой генералом Эрихом Людендорфом – вот на чем строил свою стратегию никому пока особо не известный политик.

Он достаточно хорошо соображал, чтобы объединиться с лидером баварских монархистов-сепаратистов, ратовавших за отделение Баварии от остальной Германии, комиссаром Баварии Густавом фон Каром.

Густав фон Кар проигнорировал приказ Берлина, обеспокоенного нарастающей активностью молодчиков из НСДАП, и не подумал разогнать их отряды и закрыть газету радикалов «Народный обозреватель». Напротив, он решил, что национал-социалисты вполне могут помочь ему в достижении его цели, однако вовремя остановился. Агрессивный характер Гитлера и его планы похода на Берлин не устраивали Кара.

Поразмышляв, Кар решил, что подобные действия выходят за рамки того, что он со своей партией мог бы себе позволить. В своем выступлении 8 ноября в пивной, где по традиции собрались баварские политики и высшие чины местной власти, он намеревался уговорить радикалов отказаться от экстремальных действий.

На тот момент Гитлер не знал, что союз с всесильным комиссаром Баварии не состоялся. Но мнение Кара, как и других, более мирно настроенных политиков, уже не имело значения. Гитлер не собирался останавливаться. К 9 часам вечера возле пивной собрались 600 нацистских штурмовиков. Гитлер в это время находился в зале. Чтобы привлечь к себе внимание, он разбил пивную кружку об пол, потом забрался на стол и, картинно выстрелив в потолок, провозгласил: «Национальная революция началась!». Штурмовики разошлись вовсю, было видно, что миром демонстрация не кончится.

К пивной были подтянуты полицейские и военные, конфликт нарастал. С трудом Фон Кару и другим министрам удалось ускользнуть из пивной. В итоге комиссару Баварии пришлось сделать то, чего от него требовал озабоченный активностью радикалов Берлин: объявить партию НСНРП вне закона.

Тем временем Гитлер во главе с отрядом своих единомышленников двинулся на Мариенплац, имея целью захват расположенного там штаба сухопутных войск. Шли под знаменем со свастикой, во главе колонны шагали Гитлер, Геринг, Гесс, Штрейхер, Людендорф. На площади появились 9 ноября к 11 утра и сразу же наткнулись на военные заслоны.

Сначала отряд штурмовиков попытались уговорить. Когда не подействовало – начали стрелять на поражение. Шестнадцать национал-социалистов были убиты, Геринга ранили, Гитлер остался цел и невредим. «Пивной путч» захлебнулся, Гитлер пустился в бега, но очень скоро был пойман. Но вот в чем парадокс – попытка переворота вывела Гитлера на другой уровень. С этих пор его имя стало известно далеко за пределами Германии.

– На противостояние разных политических сил в послевоенной Германии отзывались и советские газеты. Поначалу к событиям относились осторожно. В заметке под названием «Снова Гитлер», размещенной в одесском Вечернем выпуске «Известий» от 12 октября, явно прослеживается нейтральная позиция, репортер сообщает о факте, и не более того, – рассказывает хранитель фондов музея Главного управления Национальной полиции в Одесской области Светлана Кривчук-Новак.

После исключения фашистской организации «Рейсфлагге» из числа организаций, поддерживающих Кара, Гитлер снова согласился на руководство союзом боевых организаций. Вождь баварских фашистов патриотического общегерманского толка противоположен Кару, теперешнему баварскому диктатору, который принадлежит к сепаратистскому толку, добивающемуся отделения Баварии от Германии,
– пишет корреспондент.

– Но уже через пару недель, в материале от 31 октября, нейтральная позиция сменяется некой заинтересованностью, действиям лидера баварских националистов уделяют гораздо больше внимания, – добавляет Светлана Кривчук-Новак.

Еще бы, ведь в ней речь идет не о теоретизировании, а о реальной попытке государственного переворота.

«Гитлер требует ухода Штреземана и грозит начать 2 ноября наступление на Берлин

Выступивший вчера перед войсками в Мюнхене Гитлер заявил, что националисты предложат Штреземану добровольно уйти в течение ближайших трех дней, а если он не уйдет до этого срока, то второго ноября утром начнется наступление на Берлин.

В политических кругах Берлина придают большое значение вчерашней речи Гитлера в Мюнхене на смотре войск, а потом вечером повторенной на большом митинге своих единомышленников. Гитлер заявил:

– Армия готова поддержать Кара в качестве германского диктатора, но вместе с тем ставит условием, чтобы ряды приверженцев Кара были основательно почищены в смысле устранения из них всех сепаратистских элементов. События в ближайшие дни пойдут усиленным темпом. Настал момент решительных действий. В саксонских событиях мы также усматриваем полнейшую никчемность германского правительства, которое не способно было довести до конца начатое им дело. События в Саксонии должны были быть завершены только тем, что Цейгнер, Беттхер, Брандлер и все остальные саксонские министры висели бы на фонарных столбах Дрездена, но вместо этого они продолжают гулять на свободе. Однако мы, националисты, надеемся, что этому долго не бывать, что баварская армия, которая в ближайшие дни будет хозяином положения в Дрездене, позаботится о том, чтобы сделать в отношении этих министров то, что не сделало правительство Штреземана. Песенка Берлина и Штреземана спета. Если Штреземан добровольно не уйдет, то мы уготовим ему такую же участь, какую мы собираемся уготовить бывшим саксонским министрам. Мы будем действовать решительно и определенно».

Кажется, корреспондента не пугает лексика Гитлера, а его угрозы расправиться с министрами даже вызывают определенное сочувствие. Что ж, совсем недавно на просторах Российской империи бушевала революция, которая так же не стеснялась в средствах.

Мы знаем, какие события произошли вслед за хвастливой речью Гитлера. Как он пытался, но не смог осуществить свои намерения, может быть, и потому, что осторожный Кар все же не захотел участвовать в столь экстремистских действиях, полагая – и не беспочвенно, что следующей жертвой террора вполне может стать он вместе со своими соратниками, часть из которых, по наущению Гитлера, должен был спешно «вычистить» из своих рядов.

Путч, получивший в истории несколько насмешливое наименование «пивной», закончился, едва начавшись. И советская пресса тут же вернулась на ранее занятые нейтральные позиции.

«Гитлер бежал в Австрию», сообщает заголовок корреспонденции в одесском Вечернем выпуске «Известий» от 11 ноября:

«Из Мюнхена пишут, что остатки отряда Гитлера потерпели поражения, будучи разбиты частями рейхсвера. Гитлер спасся на автомобиле в направлении к австрийской границе. Из Вены сообщают, что австрийское правительство отдало распоряжение об аресте Гитлера в случае его появления в Австрии.

СЕНТ-АССИЗ, 11 ноября (Радио французской прессы). Из Мюнхена сообщают, что скрывающийся в окрестностях Мюнхена Гитлер подготавливает новое выступление монархистов».

Но нет, время этого диктатора еще не наступило. Еще впереди его страшные победы, а пока он будет копить силы и ожидать своего часа.

В начале 1924 года Гитлер предстанет перед судом по обвинению в государственной измене и попытке захвата власти. Судебное заседание продлится 24 дня, процессу будут посвящены первые полосы передовых изданий мира. Гитлер, как руководитель движения, получит срок пять лет, его соратники и того меньше.

Наказание лидер националистов отбывал в крепости Ландсберг, время там зря не тратил, диктовал своим сокамерникам и соратникам по борьбе главы будущего программного документа фашистов «Майн кампф». Для поддержания формы занимался спортом и уже через девять месяцев вышел на свободу.

Всего через десять лет НСДАП пришла к власти парламентским путем. Мир ожидали тяжелые испытания.

 

Фото и документы предоставлены музеем Главного управления Национальной полиции в Одесской области




Если вы обнаружили ошибку на этой странице, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.