Інформація до новини
24-07-2022, 20:00

“Дефицит бюджета 5 млрд в месяц”. Экс-министр Рева – о пенсиях и субсидиях

Категорія: Новини / Інтерв'ю

У нас з'явився канал в Telegram, в якому ми будемо ділитися з Вами новинами

 

Как долго украинцы могут рассчитывать на социальную помощь и поддержку

Военные действия, массовое переселение украинцев, разрушенное жилье, оккупация территорий сказывается и на социальной защите населения.

Возникает масса вопросов: как будут выплачиваться пенсии и пособия получателям за границей или на оккупированных территориях, а все ли получат, хватит ли денег на пенсии и субсидии и прочие выплаты?

И главный вопрос, как долго можно рассчитывать на социальную помощь и поддержку, и как Минсоцполитики перейти на военные рельсы.

Об этом Vesti.ua поговорили с экс-министром социальной политики Украины Андреем Ревой.

– Андрей Алексеевич, в связи с военным положением и боевыми действиями украинцев интересует, как долго они могут регулярно, без задержек получать социальные выплаты. Это государство может гарантировать?

– Мне сложно говорить, как власть будет вести себя дальше, но полагаю, что на данном этапе правительство будет выплачивать социальные выплаты без задержек. Проблему я вижу в другом – в ускоряющейся инфляции. Уже сегодня ощущается огромный дефицит средств государственного бюджета, и в случае галопирующей инфляции возникнет необходимость индексации социальных выплат, что потребует дополнительных расходов.

Условно говоря, если инфляция в этом году достигнет 20%, то сумма социальных выплат, которые вы получите в следующем году, тоже уменьшится на 20%, и 100 грн, выплаченные в следующем году по покупательной способности, будут соответствовать 80 грн предыдущего года. Таким образом, чтобы просто сохранить покупательную способность социально незащищенных граждан, в следующем году вы будете должны увеличить суммы социальных выплат на 20%.

Вот в этом у правительства могут возникнуть серьезные проблемы, ибо это потребует увеличения государственных расходов в условиях огромного бюджетного дефицита. И найти эти дополнительные средства будет очень сложно. Если правительство не будет индексировать социальные выплаты на величину инфляции, то по факту люди будут получать меньше. И бедность будет расти. В этом я вижу большую проблему, чем угрозу, что не будут платить вообще.

– Насколько сегодня реально выплачивать пенсии на оккупированных территориях в Херсонской области, в Запорожской и Харьковской, в том же Донецке и Луганске?

– Украина должна платить пенсии всем своим гражданам. В Луганской и Донецкой областях в 2014 году, когда там еще работали банки и государственные учреждения, в частности управления Пенсионного фонда, пенсии выплачивались. Вплоть до июля месяца. Но потом, когда часть Донецкой и Луганской областей была оккупирована, оккупантами и их марионетками были ликвидированы органы государственной власти, а также банковские учреждения Украины. Таким образом, выплачивать пенсии и другие социальные выплаты гражданам Украины на оккупированной территории стало физически невозможно. Доставить деньги было нереально, так как на территории ОРДЛО не работал ни один банк Украины.

В то же время процесс восстановления социальных выплат был прописан в пункте 7 Минских соглашений. То есть после выполнения первых шести пунктов должны были быть созданы условия для восстановления выплат пенсий и других социальных выплат гражданам Украины в ОРДЛО.

Но, к сожалению, Минские соглашения не выполнялись оккупационной властью. Выход был найден следующий: жители оккупированных территорий получили возможность получения статуса внутренне перемещенных лиц и таким образом они могли переоформить пенсионные выплаты в любом отделении Пенсионного фонда Украины на территории, подконтрольной правительству. При этом было условие: периодическая физическая идентификация получателя пенсии или других социальных выплат.

 – С какой целью это было сделано?

– К большому сожалению, но люди смертны. И пенсионеры не являются исключением. Если человек умер на подконтрольной территории, то органы юстиции информируют Пенсионный фонд об этом печальном событии. И Пенсионный фонд прекращает выплаты умершему пенсионеру. А как быть в случае, если пенсионер умер на оккупированной территории? Кто сообщит Пенсионному фонду о его смерти? Ведь родственники умершего заинтересованы в том, чтобы выплаты продолжались. Как быть?

Поэтому периодическая физическая идентификация получателей пенсий была суровой необходимостью. Каждые два месяца пенсионеры, проживающие в ОРДЛО, пересекали линию разграничения и проходили физическую идентификацию в органах Пенсионного фонда. Иное дело, что оккупационные власти делали все возможное, чтобы усложнить людям жизнь. Достаточно сказать, что на территории оккупированной Луганской области был всего один пункт, где можно было перейти линию разграничения – в Станице Луганской.

Это создавало проблемы людям, а вину за очереди боевики и рашисты возлагали на правительство Украины.

Мы испытывали сильнейшее давление как со стороны сепаратистов, так и их пособников в Украине. Но физическую идентификацию не отменили, обеспечив адресность выплат пенсий. Хотя можно было бы просто внести изменения в законодательство Украины и определить, что постоянным местом проживания гражданина является выбранное им место жительства, в котором он проживает не менее 183 дней в календарном году. Это сняло бы многие вопросы, но тогда граждане Украины, постоянно проживающие в ОРДЛО, не получали бы свои пенсионные выплаты. Поэтому мы на это не пошли.  

– Сейчас оккупирована территория Херсонской области, часть Запорожской и Харьковской областей, как там производить выплаты? Гражданам Украины не перестанут их выплачивать?

– Пенсии и другие социальные выплаты гражданам Украины там проводятся, так как продолжают функционировать некоторые государственные органы власти, такие как Государственное казначейство и некоторые банковские учреждения. Пока что оккупанты их не трогают, так как понимают, что это и им выгодно, поскольку им не надо тратиться.

Пенсии и социальные выплаты гражданам Украины, оказавшимся в оккупации, надо платить до тех пор, пока существует физическая возможность это делать. Вот и все.

– А субсидию на оккупированных территориях тоже украинское государство будет выплачивать? Ведь она автоматически переназначается?

 Это сложная ситуация. С учетом того, что жилищный фонд в таких городах, как Мариуполь, Северодонецк, где проходили бои, разрушен, не предоставляются коммунальные услуги, то о какой субсидии может идти речь?

И непонятно, как государство будет поступать в этой ситуации. Министерство соцполитики должно было продумать эту систему. Но они не решают эту проблему.

– С выплатами внутренне перемещенных лиц (ВПЛ) тоже возникли проблемы. Их получали те, кому это не нужно, к примеру, жители столицы, которые на время выехали из Киева, а потом спокойно вернулись в свои целые квартиры, а другим, реально нуждающимся из пострадавших городов, было отказано.

  – Да, с мая месяца было отказано в выплатах ВПЛ Черниговской, Сумской и Киевской областей, потому что оккупация закончилась. И это притом что в пострадавшие города и села люди не могут вернуться, разрушена инфраструктура и даже мэры просят не возвращаться. Даже у тех, у кого жилье не разрушено. Это странное и непродуманное решение.

 – Как долго государство сможет выплачивать пособие переселенцам, число которых с каждым днем только растет?

– Добавили 32 млрд грн для выплат переселенцам – 2000 грн на взрослого и по 3000 грн на каждого ребенка. Это, конечно, маленькие суммы, с учетом того, сколько людей стали переселенцами, но это лучше, чем ничего.

Многие потеряли не только жилье, но и доходы, не могут найти работу. Проблема переселенцев в том, что при желании работать, их не берут. Вот мои родственники из Чернигова переселились в Винницу всей семьей, успели выехать до взрыва моста через Десну. Муж племянницы – отличный мебельщик, но его нигде не взяли на работу. Ответ был такой: "Вы же переселенцы. Мы вас возьмем на работу, а вы через несколько месяцев вернетесь, а нам опять искать человека". Если бы его взяли на работу, они бы здесь остались, а так им пришлось возвращаться в Чернигов.

– Беженцы могут оформить субсидию на ближайший отопительный сезон?

– Да, они имеют право оформить субсидию на оплату коммунальных платежей.

Теоретически у них должен быть договор на аренду жилья. Но фактически жилье сдается без договора. Но есть специальная норма – переселенец обращается в управление социальной защиты по месту жительства, где просто декларирует место проживания всех членов семьи. По указанному адресу отправляется социальный инспектор, который проверяет, живет ли он там, и составляет соответствующий акт, на основании которого принимается решение о назначении или отказе в субсидии. Даже без регистрации по месту проживания и без договора аренды. Этот порядок действует и сейчас. И этим можно воспользоваться.

– Очень многие жители Центральной и Западной Украины сегодня зарабатывают на сдаче квартир переселенцам. Им будет отказано в субсидии, ведь у них появился дополнительный сверхдоход?

 Могут отказать в субсидии, если они не укажут дополнительный доход, а он всплывет. Когда назначается субсидия, сотрудники имеют доступ ко всем базам данных. Управление соцзащиты проверяет претендента. Берется официальная информация. Если социальный инспектор во время проверки обнаружит факт получения оплаты за сдачу квартиры в аренду, тем более без соответствующего договора, то к такому получателю субсидии точно возникнут вопросы.

– Этой осенью субсидиантов станет больше?

– Нет. С одной стороны, скажется потеря территории и жилья, но главное не в этом. Назначение субсидии зависит от двух вещей: стоимости коммунальных услуг и от доходов граждан. За этот год доходы граждан, как это странно ни звучит, но выросли. Потому что была проиндексирована пенсия на 11%, мобилизованные получают большие выплаты и т. д. Условно говоря, доходы выросли, а цены на коммунальные услуги остались на том же уровне. Поэтому количество субсидиантов уменьшится.

– На каких еще социальных выплатах государство сможет сэкономить?

 Кроме субсидий, на ряде социальных выплат, учитывая то количество женщин с детьми, которые выехали за границу и которые в ближайшее время не вернутся.

– А будут ли категории, на которые придется львиная доля выплат?

– Да, нам придется делать выплаты погибшим и раненым. Гражданам, комиссованным из армии по ранениям, травмам, и которые получили инвалидность вследствие войны. Таким людям нужно будет платить пенсию по инвалидности, причем как участникам боевых действий. Их количество будет большое, и пенсии у них будут больше, чем у рядовых граждан. Это будет большая статья расходов, так как может коснуться десятков тысяч людей.

– Есть ли шанс переселенцам из разрушенных городов на временно оккупированной территории получить собственное жилье не на время?

– Есть. Ведь многие приехали с деньгами. И они бы хотели купить жилье, если бы им государство помогло. У нас много недостроенного жилья в стране, и стоит возродить программу муниципального жилья. Человек смог бы заплатить 30% от стоимости, на остальное государство дает кредит на 30 лет. Тем, кому возвращаться некуда, хотели бы осесть. И главное, что ведь можно те миллиарды, которые правительство сегодня закапывает в асфальт, перенаправить на обеспечение жильем нуждающихся.

– На ваш взгляд, в бюджет следующего года на социальную помощь нужно будет закладывать больше средств, чем в этом году?

– Сегодня дефицит госбюджета 5 млрд долларов в месяц. Какой будет дефицит дальше, даже сложно представить. Боюсь, что намного больше.

– Откуда можно ожидать поступление денег на соцвыплаты в воюющей стране, с остановленными предприятиями и льготами для предпринимателей?

– 80% доходной части государственного бюджета платил крупный бизнес, количественная доля которого в Украине составляет порядка 20% от общего числа предпринимательских  структур. Проблема правительства Шмыгаля в том, что оно не понимает, какая первичная модель бизнеса должна быть в стране.

Египетская модель, когда все сидят в лавках и продают вещи, что называется малым бизнесом? Но если мы хотим, чтобы в бюджете денег хватало и на оборону, и на нацбезопасность, и на культуру, и так далее, должны быть доноры – высокоразвитая промышленность. За 30 лет независимости страны промышленность сокращалась, и мы превратились в сырьевую страну.

Мы экспортируем зерно, сырье, но у нас экспортеры вместо того, чтобы заплатить налоги, получают возврат НДС. Мы им доплачиваем за то, что они вывозят наше зерно. И поэтому они сегодня стараются вывезти как можно больше, чтобы на этом заработать дополнительный доход. Но никто почему-то не пробовал продавать продукцию с дополнительной стоимостью после переработки – муку, макароны и т. д. Это же может принести намного больше дохода стране.

Или же освободили ФОП от уплаты налогов по всей стране на время военного положения. Зачем всех? Я понимаю, в прифронтовых регионах и на освобожденной территории, но почему в Ивано-Франковске или Виннице, глубоко в тылу, где работа не останавливается и приносит такую же прибыль, как и до войны, но в бюджет не попадает ни копейки.

Почему у нас нефтетрейдеры не платят налоги? Мы такие богатые, что всем все раздаем? В результате такой безмозглой политики денег нет, как не ощипывай гуся. При этом когда правительству предлагают списать внешний долг, они на это не идут. А почему не идут? А потому что в сентябре нужно выплачивать по облигациям внутреннего государственного займа. А кто их покупал? Они же – люди, наделенные властью, и их приближенные. Если спишут внешний долг, нужно будет списать и внутренний, но тогда они пострадают. Сегодня нет понимания, как перевести экономику на военные рельсы, этим никто не занимается.

Источник




Якщо ви виявили помилку на цій сторінці, виділіть її і натисніть Ctrl+Enter.

Шановний відвідувач, Ви зайшли на сайт як незареєстрований користувач.
Ми рекомендуємо Вам зареєструватися або увійти на сайт під своїм ім'ям.