Информация к новости
27-04-2022, 14:00

Как это было в Одессе

Категория: Новости / Статьи


 

Осколки

В дни подавления корниловского мятежа экс-президент США Теодор Рузвельт обратился к министру иностранных дел Временного правительства России Михаилу Терещенко с открытым письмом.  

 Республиканец, лауреат Нобелевской премии мира писал:     

«Путь самоуправления представляется весьма затруднительным, и только те народы в состоянии идти по нему, которые могут контролировать свои страсти и ошибки. Мы всегда должны помнить, что право самоуправления может существовать постольку, поскольку мы проявляем волю и признаем необходимым сохранение этого самоуправления. Всегда должен существовать какой-нибудь контроль, и если мы не будем себя контролировать, то несомненно, в конечном результате попадем под чей либо другой контроль».

 Философ Спиноза сформулировал эту истину по-другому: «Свобода – есть осознанная необходимость».

 Народ присутствие контроля в свободе осознавать категорически не хотел.

 Ему можно – а мне нельзя?

 Эти тревожные осенние дни не принесли стране мира и покоя. Обыватели хоть и надеялись на лучшие времена, но надежда их слабела с каждым днем. Маховик беспорядков раскручивался все с большей силой. Лихорадило и солнечную Одессу. Новомодное слово «забастовка» стало встречаться в газетный публикациях слишком часто – и уступала первенство лишь «происшествиям» и «преступлениям», – рассказывает хранитель фондов музея Главного управления Национальной полиции в Одесской области Светлана Кривчук-Новак.

Только-только договорившись с дворниками (называвшимися теперь «смотрителями дворов») и удовлетворив все требования трубочистов, обыватели славного города столкнулись с новой напастью. Теперь забастовку объявили мусорщики.

 «Вчера на заседании городской управы рассматривались требования рабочих городской артели по вывозу мусора. Рабочие потребовали увеличения оплаты со 140 до 270 рублей. Городская управа признала себя вынужденной пойти на уступки, установив 8-часовой рабочий день и сочла необходимым увеличить кадры рабочих в 2-3 раза, что потребует увеличения расходов на 70 тыс. рублей», – пишет «Южная мысль».

 Еще бы! Мусор, он, знаете-ли, похуже революций будет. Так, например, жители Слободки-Романовки подали жалобу в городскую управу на действия городской рабочей артели.

«Последняя, – пишет собкор «Южной мысли», – устроила свалочное место городских отбросов на участке земли, расположенной в густонаселенной местности, где находится городская больница, детский сад. Жители просят принять решительные меры против создания свалок в местах плотного проживания населения».

Но, кажется, городской управе было не до этого. Вслед за мусорщиками дала старт забастовка поваров.

«Вчера вечером в центральном бюро профессиональных союзов состоялось общее собрание владельцев кофе и ресторанов совместно с представителями  от профессиональных союзов поваров. Повара по пунктам высказали свои требования. Владельцы кофе и ресторанов разбились на два лагеря, каждый высказал свое мнение», – сообщает корреспондент.

Не на шутку забеспокоились и владельцы пивных – и повод для этого у них, надо сказать, был. По Одессе распространился слух о закрытии всех питейных заведений – во что владельцы пивных поверили сразу и без рассуждений.

В городскую управу полетело очередное отчаянное обращение.

Да, писали хозяева заведений, последнее время в городе под видом пивных открылся целый ряд «притонов разврата, где продают разные суррогаты спиртных напитков. Но честные коммерсанты просят не применять крутых мер по отношению ко всем владельцам пивных, являющимися добросовестными торговцами и разрешить пивные только таким лицам».

Граждане пытались не порезаться об осколки былого порядка, хотя и понимали, что склеить разбитую вазу из них уже нельзя.

 Скандал с комиссарами

 Первым комиссаром народной милиции Одессы был присяжный поверенный Натан Осипович Шорштейн, официально отказавшийся от адвокатской практики в связи с занятием важной должности. Однако, по истечении времени, почувствовав видимо всеми фибрами своей искушенной адвокатской души, что передряга только начинается и все худшее впереди, подал в отставку, вернувшись в лоно юридической практики.

 Но ушел он не тихо и мирно, как положено скромному присяжному поверенному. Нет, его отставка вызвала целую бурю и привела в конечном счете к … дуэли. И это не фигура речи, а самый что ни на есть документальный факт, оставленный для нас в далеком 1917 году безымянным репортером «Южной мысли».

 

«Вчера, – пишет корреспондент, – состоялось общее собрание комиссаров народной милиции. Председательствовал и. о. главного комиссара М.О. Цысин. Собрание это было созвано в связи с вопросом о подавшем в отставку главным комиссаром народной милиции Н. О. Шорштейне. Внеочередное заявление сделал В.Л. Слоним, указавший, что революционный трибунал назначил его на пост главного комиссара, но он отказался.

 Комиссар Цысин указал г. Слониму, что народная милиция подведомственна городской думе и назначение комиссара должно исходить только от думы. После продолжительных прений комиссары приняли следующую резолюцию:

«Общее собрание комиссаров народной милиции, обсудив создавшееся положение в связи с отставкой Н. О. Шорштейна и, удостоверившись со слов В.Л. Слонима, что он не имел намерения оскорбить Н. О. Шорштейна и умалить честь и достоинство его как главного комиссара изданием приказа по милиции, в коем есть выражение: «Принимая заведование милицией», признано и г. Слонимом, и собранием комиссаров неудачным, и, принимая во внимание, что таким образом отставка Н. О. Шорштейна является крайне нежелательной в виду выраженного г. Слонимом сожаления, общее собрание единогласно постановило  убедительно просить Н. О. Шорштейна взять обратно свое прошение об отставке».

 Выдохнем – и попробуем сообразить, что скрывается за заковыристой формулировкой собрания комиссаров.  А получается при внимательном разборе вот что – собрание признало недействительными претензии Слонима на должность главного комиссара милиции и попросила Шорштейна не обижаться и вернуться на должность. Слоним против формулировки нисколько не возражал. Казалось бы, все хорошо. Но тут, как чертик из бутылки, появляется со своим особым мнением некий комиссар В.Б. Бродский:

«Не соглашусь с мотивами принятой резолюции и считаю необходимым заявить, что солидарен только с заключительными словами о желании собрания комиссаров просить Н. О. Шорштейна взять свою отставку обратно. Вообще же считаю, что резолюция эта является совершенно излишней, так как Н.О. в силу происшедшего все равно не сможет остаться начальником милиции. Кроме того, считаю необходимым добавить, что соображения заставляют меня подать прошение о собственной отставке».

«Соображения» не только заставили комиссара Бродского подать в отставку, но и привели к тому, что начальник охраны города Слоним вызвал Бродского на дуэль.

 «Как нам передают, – торопится сообщить публике сенсационную новость репортер «Южной мысли», – в связи с отставкой главного комиссара народной милиции Н. О. Шорштейна возник инцидент между комиссаром В.Б. Бродским и начальником охраны города В.Л. Слонимом. В.Б. Бродский в своем рапорте об отставке говорит, что со своим бывшим товарищем В.Л. Слонимом служить не может и о причинах распространяться не желает. В.Л. Слоним, находя обвинения В.Б. Бродского позорящими его честь и имя, вызвал В.Б. Бродского на дуэль. Со стороны г. Слонима в качестве секунданта будет комиссар Патрон, со стороны г. Бродского согласился быть секундантом комиссар Цысин».

 Чем закончилась эта эпопея, неизвестно. Скорее всего, враги замирились на поле брани, сделав выстрелы в воздух. Но сам факт поражает воображение.

 Идеолог большевиков Владимир Ленин утверждал: «Пока есть государство, нет свободы. Когда будет свобода, не будет государства». Он знал, о чем говорит…

 

Фото и документы предоставлены музеем Главного управления Национальной полиции в Одесской области.






Если вы обнаружили ошибку на этой странице, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.