Інформація до новини
17-07-2022, 16:00

Альтернатива газу лежит под ногами

Категорія: Новини / Інтерв'ю


У нас з'явився канал в Telegram, в якому ми будемо ділитися з Вами новинами

 

Независимая Украина по-прежнему остается зависимой от российских поставок газа, поскольку является одним из крупнейших в Европе потребителей голубого топлива. Между тем эта зависимость, как говорят ученые, вовсе не является фатальной. Главную роль в энергетическом балансе Украины, утверждает заведующий кафедрой подземной разработки ископаемых Национального горного университета профессор Владимир Бондаренко, должны играть отечественные энергоносители, способные существенно потеснить импортный газ. Правда, для этого необходимы современные технологии.

— Владимир Ильич, может ли Украина стать энергетически независимым государством?

— Безусловно, но для этого следует правильно распорядиться имеющимися ресурсами. Каждая страна рассматривает свой энергетический баланс, учитывая, каких полезных ископаемых много, а каких мало. Так вот, уголь среди природных энергетических ресурсов Украины составляет 98%, а остальные 2% — это нефть, газ и прочее. Таким образом, напрашивается вывод: мы должны думать о том, как нам этим воспользоваться. Тем не менее, уголь недооценен изначально. Приведу две такие цифры: в энергетическом балансе нашей страны в годы независимости около 40% составляет газ, который мы в основном покупаем за границей, и только 27% — уголь. Для примера, в Германии доля угля в энергетическом балансе составляет 67%, в Китае — 78%, в США — более 70%. Напрашивается вывод: коль есть свое сырье, по которому мы ходим, то мы должны его надлежащим образом использовать. Конечно, много причин способствовали тому, что мы не отказываемся от газа и продолжаем его покупать. Однако из-за этого мы приводим в запущенное состояние угольную отрасль. Между тем, уголь является хорошим энергоносителем. По самым скромным подсчетам, его запасов Украине должно хватить на 100—150 лет. Некоторые специалисты называют и другую цифру — 400 лет. Одним словом, угля на территории нашей страны очень много — и каменного, и бурого. Иногда говорят, что сжигание угля ведет к загрязнению окружающей среды, но все это лишь в том случае, если использовать несовершенные котлы. Во всех странах Европы, где я был (взять хотя бы Польшу или Германию), кроме белого пара, из трубы тепловой станции ничего не выходит. Потому что идет сжигание в циркулирующем кипящем слое. В котлах такие параметры температур, что все вещества оседают и не выходят в атмосферу. Поэтому и высокая доля угля в энергетическом балансе. К тому же, следует учитывать, что цены на уголь — самые стабильные. Но у нас на преимущества угля не обращают внимания. Если в советские времена в Украине ежегодно добывали 220 млн. тонн угля, то сегодня едва дотягиваем до 80 млн. тонн. Конечно, для использования угля нужны современные технологии. Однако не нужно ходить за тридевять земель, чтобы приобрести котлы, о которых я говорил. Их изготавливают и в Украине очень успешно, а разработки есть в Институте угольных технологий НАН Украины. Донецкая область, например, уже лет пять ведет работу по замене котлов.

— Неужели значения угля не понимает руководство страны?

— Я бы так не сказал. Думаю, что определенный просчет был допущен в 1990-тые годы, когда Украина начала интегрироваться в мировую экономику. Тогда пришли к выводу, что угольная промышленность нерентабельна. Как специалист я тоже считаю, что многие шахты следовало закрыть. Но закрывая, нужно было строить новые, где добыча угля экономически выгодна. Кроме того, многое в отрасли изменила приватизация. Например, объединение “Павлоградуголь”, будучи государственным предприятием, работало удовлетворительно. Теперь его показатели превосходят все ожидания. Это высокорентабельное угольное предприятие. Там работают хорошие менеджеры, закупаются современные машины. И так работает не только “Павлоградуголь”, но и целый ряд шахт Донбасса — угольным предприятиям нужен эффективный собственник. Это прекрасно понимают в Минуглепроме и в правительстве. Кстати, в Украине разработана энергетическая стратегия страны до 2030 года, где есть и угольное направление, над которым работали ученые нашего университета под руководством академика Г. Пивняка.

— Однако для того, чтобы перевести нашу теплоэнергетику с газа на уголь, необходимы большие капиталовложения. Может быть, проще ставить современные и экономные газовые котлы?

— Все определяют цены на энергоносители: проводившиеся расчеты свидетельствуют в пользу угля, если цены на газ станут слишком высокими. Кстати, из угля можно получать газ. Проблемой газификации угля наша кафедра занимается многие годы. Эти технологии хорошо отработаны и используются во многих странах мира. Существует подземная и наземная газификация угля. При подземной уголь сжигается в местах залегания. По одной трубе под землю подается кислород, по другой — на поверхность выходят газы, которые при очистке могут использоваться и в быту. Газификация угля широко использовалась, например, в ЮАР, когда страна пребывала в экономической блокаде. Она успешно выживала, имела огромное количество газа, а при сжижении этого газа получалось еще и автомобильное топливо. Это очень прогрессивная технология. В Европе подземная и наземная газификация угля применяется все шире, и наша кафедра принимает участие в международном проекте, где задействованы 12 компаний из Англии, Германии, Польши, Бельгии. Испытательные работы будут проводиться на польской шахте, сейчас там находятся два наших сотрудника. В Украине газификацией угля начали заниматься еще в 1930-е годы, но потом, когда появился дешевый природный газ, проекты оставили. Хотя в последние годы об этом опыте вспомнили в Луганской области, там проводили всеукраинское совещание, приглашали наших ученых, чтобы осмотреть объекты, на которых предполагалось проводить газификацию. Не забывают о ней и в Минуглепроме. Лет десять назад нам и “Днепрогипрошахту” заказывали разработать три проекта — в Черкасской области, где уголь залегает всего на глубине 80 метров, в Западном Донбассе, где оставались запасы в отработанной шахте, и для Синельниковского буроугольного бассейна. Эта работа была начата, но в дальнейшем остановилось финансирование. Мне известно, что правительственная делегация Украины дважды посещала ЮАР для того, чтобы купить технологию и оборудование “на корню”. Но сначала там запросили миллиард, потом — еще дороже. На этом все и закончилось. А в своем Отечестве пророка, как известно, нет, хотя у нас есть специалисты, к которым обращаются зарубежные компании. Разумеется, подобная работа требует серьезного подхода: разработки бизнес-плана, привлечения менеджеров, но газификация угля — это не фантастика, это то, что работало и работает сейчас, причем на всех континентах.

— Уголь, в отличие от газа, дает отходы. Не означает ли это, что при широком использовании угля Украина утонет в отвалах золы и терриконах?

— Современные технологии позволяют избежать многих проблем. Наш коллектив, например, разработал технологию, позволяющую использовать в качестве топлива угольные отходы. Их сейчас очень много в Украине — 120 млн. тонн. Они находятся в шламоотстойниках или лежат в отвалах в пылевидном состоянии и являются пожароопасными. Для того, чтобы использовать эти отходы, необходимо их превратить в гранулы или стержни, а после этого можно перевозить и сжигать в качестве топлива. Угольные стержни, которые изготавливаются на специальных установках, мы отправляли на экспертизу в Институт угольных технологий НАН Украины. Заключение было таким: даже при зольности 55—60% они прекрасно сжигаются, не давая отходов. Раньше в Украине делали брикеты из бурого угля, но потом посчитали экономически невыгодным. Мы обратили на это внимание и постарались сделать установку по производству угольных стержней, которая была бы экономичной. Теперь полтора десятка таких установок работает в разных областях Украины. Сырье берется из шламоотстойников, которые существуют при фабриках по обогащению угля. Для повышения энергетики можно добавлять в стержни органические отходы сельскохозяйственного производства или пищевой промышленности. Есть у нас и другая разработка — по разделению угля и породы из терриконов.

— Сейчас в условиях газового кризиса много пишут об энергосберегающих проектах, вплоть до использования в качестве топлива шелухи от семечек или соломы. Как вы относитесь к подобным предложениям?

— Все они заслуживают внимания и уважения. Необходимо также заниматься ветроэнергетикой, солнечными батареями — всем, что способно давать тепло или электроэнергию. Пока эти проекты в Украине выглядят довольно экзотично, хотя в перспективе способны давать до 10% энергетического потенциала. Но если говорить об энергетической проблеме в государственных масштабах, то для Украины есть два перспективных источника энергии, которые имеются в ее недрах — урановая руда и уголь. Соответственно, необходимо развивать ядерные и тепловые электростанции, а в отоплении жилья следует шире применять электроэнергию. Есть, правда, еще газогидраты на шельфе Черного и Азовского морей. Некоторые специалисты считают, что газа в них столько же, сколько воздуха в атмосфере. Однако эта тема является малоисследованной. Хочу заметить, что высокие технологии, в том числе и в энергетике, не так легко пробивают себе дорогу. Европа за последние двадцать лет трижды возвращалась к проблеме газификации угля. Сейчас вновь наблюдается бум. Думаю, что и мы стоим на пороге больших перемен, поскольку время дешевого импортного газа для Украины заканчивается.

источник




Якщо ви виявили помилку на цій сторінці, виділіть її і натисніть Ctrl+Enter.

Шановний відвідувач, Ви зайшли на сайт як незареєстрований користувач.
Ми рекомендуємо Вам зареєструватися або увійти на сайт під своїм ім'ям.