Информация к новости
  • Просмотров: 1631
  • Дата: 18-03-2017, 19:00
18-03-2017, 19:00

Венецианская комиссия сформулировала необходимые условия для привлечения судей к уголовной ответственности за неправосудные решения

Категория: Первая полоса / Авторская колонка


Венецианская комиссия сформулировала необходимые условия для привлечения судей к уголовной ответственности за неправосудные решения

Во время сто десятой пленарной сессии Венецианская комиссия рассмотрела вопрос об уголовной ответственности судей за действия и решения в рамках профессиональной деятельности. Тема достаточно острая и злободневная для Украины. Вывод экспертов: Венецианская комиссия поможет, наконец, направить дискуссию, которая продолжается уже третий год, в европейское русло.

 

«Атака на независимость»

Соответствующий вопрос комиссия рассматривала на материалах не Украины, а Молдовы. Молдова - наш сосед, и в наших политико-правовых процессах и законодательстве больше совпадений, чем различий.

В этом случае к Венецианской комиссии обратился Конституционный суд Республики Молдова по так называемому «комментарию друга суда » (amicus curiae brief – процессуальный институт, когда третье лицо, которое не является стороной судебного спора, но имеет в нем интерес и / или высокую компетентность, по обращению суда высказывает свое мнение относительно предмета судебного спора).

В уголовном кодексе Молдовы есть ст. 307 – почти идентичная ст.375 УК Украины. Ею установлена ​​уголовная ответственность судьи за вынесение «заведомо неправосудного решения» (в отрыве от фактов, которые могут повлечь за собой такое заведомо неправосудное решение, таких как получение взятки, угрозы жизни, здоровью, имуществу судьи, государственная измена судьи).

Спор начался с того, что судья апелляционной инстанции отменил решение Центризбиркома, который отклонил общественную инициативу о проведении референдума. В свою очередь Верховный суд республики, действуя как высшая инстанция, отменил решение апелляционного суда. На этом основании генеральный прокурор Молдовы возбудил против судьи апелляционное производство.

Но тут вмешалась уже Венецианская Комиссия, обратившись в Конституционный суд Молдовы с представлением о конституционности ст.307 УК Молдовы. Тем более, что генпрокурор продолжил практику нарушения уголовного производства в отношении другого судьи.

В то же время сразу 4 правозащитные организации подвергли критике практику применения ст.307, восприняв ее как «атаку на независимость судей Республики Молдова».

В этой ситуации Конституционный суд Молдовы обратился в Венецианскую Комиссию с просьбой  ответить на три вопроса:

1) Можно ли судью привлекать к уголовной ответственности за собственное толкование правовых норм, установление фактов или оценку доказательств во время судебного разбирательства дела?

2) Может ли факт отмены решения судом высшей инстанции стать основанием для вывода о его незаконности?

3) обеспечивает норма статьи УК, устанавливающей уголовную ответственность судьи за вынесение «заведомо неправосудного решения», независимость и беспристрастность судей в государстве, где царит принцип верховенства права?

 

Венецианская комиссия сформулировала необходимые условия для привлечения судей к уголовной ответственности за неправосудные решения

 

 

Защитить от вмешательства

По первому вопросу европейские эксперты сказали так – судьи не должны быть безнаказанными. Уголовная ответственность за деятельность, связанную с осуществлением правосудия, наступает беспрепятственно в случае, если судья совершает действие, квалифицируемое как преступление. А также при любых других обстоятельствах, например, если судья соблазнится на взятку.

В целом же, уголовная ответственность за деятельность, связанную с осуществлением правосудия, должна быть сбалансирована правовыми нормами о независимости судебной власти. Это накладывает определенные ограничения.

Так, к уголовной ответственности судьи за деятельность, связанную с осуществлением правосудия, следует прибегать только в самых серьезных случаях. При этом уголовная ответственность не должна наступать за «непреднамеренные ошибки», в случае судебной ошибки (кроме случаев, когда правовая ситуация достигает стандарта «bad faith», то есть, когда по судье доказано «намерение обмануть»). Иначе угроза санкций подсознательно влияла бы на процесс принятия решений в ущерб независимости и беспристрастности судей, а также делала служителей Фемиды уязвимыми для вмешательства со стороны представителей исполнительной власти.

По утверждению Венецианской Комиссии, уголовная ответственность не должна наступать и за толкование судьей правовой нормы, отличной от ее толкования его коллегами. В том случае если судья, в своем решении, осознанно растолкует значение текста, которое будет отличаться от  имеющихся прецедентов применения, при этом обеспечив такое отступление должной аргументацией.

По мнению экспертов Венецианской Комиссии, все это может расцениваться как такое, что не выходит за рамки профессионального контроля за соблюдением стандартов судопроизводства (то есть как предмет дисциплинарной, а не уголовной ответственности).

Наконец, согласно европейским стандартам в части действий по толкованию норм права, установление фактов и оценки доказательств судьи могут нести уголовную ответственность исключительно за умышленное вынесение незаконных решений, приговоров, определений и приказов. Причем форма вины должна иметь характер умысла («malice») или неосторожности, достигшей порога «gross negligence», принятого в европейском праве.

Согласно европейским стандартам порог неосторожности "gross negligence» достигается в случае, если:

  • судья при рассмотрении конкретного дела отступил от последовательности действий, которой обычно придерживается он или его коллеги при рассмотрении подобных дел (объективная составляющая)
  • судья не имел весомой личной причины для таких действий (субъективная составляющая).

В результате в Венецианской комиссии констатировали, что нормы законодательства об уголовной ответственности судей за деятельность, связанную с осуществлением правосудия, должны толковаться «узко», так, чтобы защитить судей от произвольного вмешательства в выполнение ими функций судебной власти.

 

Отмена – не основание

Что касается второго вопроса, то Венецианская Комиссия отмечает, что сама по себе отмена решения вышестоящим судом не может быть ни основанием для уголовной ответственности судьи, ни объективным критерием его незаконности. Определяющей в вопросах уголовной ответственности является установленная личная вина в форме умысла ( «malice») или неосторожности, достигшей порога «gross negligence».

В контексте третьего вопроса комиссия отметила следующее. Должен быть обеспечен баланс между судейским функциональным иммунитетом как средством защиты судей от давления и злоупотреблений других государственных органов или частных лиц, с одной стороны, и ответственностью  судей,  с другой.

Норма уголовного права об ответственности судей за действия в рамках профессиональной деятельности должна быть достаточно точно и узко сформулирована. Это необходимо для гарантии независимости судебной системы и функционального иммунитета отдельно взятого судьи в толковании права, оценке фактов и убедительности доказательств.

Двусмысленные, неточные и широко сформулированные положения, устанавливающие ответственность судей, по мнению Венецианской комиссии, могут стать объектом злоупотреблений с целью давления на судей при рассмотрении дел в ущерб их независимости и беспристрастности.

Нормы уголовного закона об ответственности судей за действия, совершенные в рамках профессиональной деятельности, не должны входить в конфликт с принципом независимости судей, который имеет высшую юридическую силу.

Спорные вопросы, как подытожила Венецианская Комиссия свой комментарий к термину amicus curiae, должны решаться Конституционным судом.

 

Дисциплинарная или уголовная?

Также комиссия высказала мнение по поводу соотношения дисциплинарной и уголовной ответственности судей.

Уголовная и дисциплинарная ответственность не исключают друг друга, но не могут применяться параллельно за один и тот же эпизод. Оправдательный приговор или соблюдение уголовного производства в отношении судьи не исключают его привлечения к дисциплинарной ответственности. Поскольку в одной и той же ситуации необходимый минимум вины и фактажа для уголовного преследования может оказаться недоказуемым, а для дисциплинарной ответственности – доказательным.

Кроме того, когда пренебрежение своими профессиональными обязанностями может подорвать доверие общества к судебной системе, общественный интерес, общественное благо требуют инициировать процедуру дисциплинарной ответственности такого судьи. Уголовное же производство в таких случаях рассматривает не дисциплинарный аспект пренебрежения профессиональными обязанностями, а уголовно наказуемую вину (элемент состава преступления, как его трактует уголовный кодекс).

Оригинал документа, содержащего эти рекомендации Венецианской Комиссии, уже размещен на ее официальном сайте. Надеюсь, он окажется полезным не только для судей, но и для народных депутатов, работников правоохранительных органов и вообще всех участников оживленной дискуссии относительно уголовного преследования судей по ст.375 УК. Ведь «если кто-то кое-где у нас порой» старается не замечать норм Конституции и законов о независимости судебной власти, то компетентные международные организации, одной из участниц которых является Украина, об этом не дадут забыть. В этом можно не сомневаться, как и в том, что указанный комментарий –  неотъемлемая часть практики Венецианской Комиссии, которая не менее последовательно будет применяться и в отношении Украины.

 

источник:  "Закон і Бізнес"


Источник:



Если вы обнаружили ошибку на этой странице, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.
Loading...


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.