Информация к новости
  • Просмотров: 571
  • Дата: 1-05-2018, 12:00
1-05-2018, 12:00

Оптимизировать нельзя. Администрировать!

Категория: Новости / Аналитика


Оптимизировать нельзя. Администрировать!

Без особого риска смею предположить, что большинству моих дорогих читателей знакомы рассуждения всяческих политиков-аналитиков о том, что, оказывается, существует множество действенных рецептов, как улучшить нашу жизнь, но нет у украинской власти политической воли на их применение. И с подобными рассуждениями трудно не согласиться. Действительно, целый ряд стран нашли в себе силы выкарабкаться из цепких лап кризиса и обнищания в самые разные исторические периоды и в самых разных социально-экономических условиях, скажу больше – некоторые совершили сей рывок на нашей памяти и на наших же с вами глазах. Проанализировав стратегию и тактику этих стран, позаимствовав всё полезное и эффективное из их опыта, давно необходимо было создать свой план, свой рецепт восстановления разрушающейся украинской экономики. Но, как мы уже отметили, всё это стало бы возможным только при наличии у политикообразующего класса политической воли.

Что же это за «зверь» такой – политическая воля? Не вдаваясь в политологические дебри, политической волей можно считать способность принимать решения, выдвигать цели и, преодолевая внешние и внутренние преграды и трудности, добиваться поставленных целей. Для политиков, зачастую, внутренними преградами становятся собственные интересы, которые начинают превалировать над общественными или государственными, а для многих становятся непреодолимыми.

В наших, украинских реалиях, мы до сих пор не определили для своей страны путь, который выведет нас из кризиса, и тот посох, который станет нам опорой на этом пути. Шарахаясь из одной крайности, подсказанной «доброжелательными» зарубежными партнёрами, в противоположную сомнительную крайность, навязанную другими, не менее «заинтересованными» партнёрами, наши властители с трудом отдают себе отчёт в том, какова конечная цель этого пути. Как правило, вкладывая разный смысл в само понятие «успешное государство», те, кого мы наделили правом решать за нас, подменяют процесс повышения народного благосостояния увеличением собственного.

Размышляя о посохе, который стал бы для нас опорой на нелёгком пути преодоления кризиса, как не вспомнить о системе налогообложения, от формы которой напрямую зависит успешность развития экономики страны или её упадок. Тем более, что при действующей в Украине системе налогообложения болезненные сигналы поступают от различных финансовых органов всё чаще, а показателями заболеваемости становятся сокращение малого и среднего бизнеса и отсутствие общего инвестиционного климата в стране. Вот тут и надо бы политикам проявить политическую волю, но всё остаётся по-старому.

 

Оптимизировать нельзя. Администрировать!

 

Самый «оптимизационный» налог на прибыль

Вот, например, на 1 января 2018 года Государственная казначейская служба Украины обнародовала следующие поступления от государственных фискальных органов: налог на доходы физических лиц составил 75 млрд грн., а налог на прибыль предприятий – только 70 млрд грн. Попросту говоря, налоговые поступления от населения в государственный бюджет превысили аналогичные платежи, которые отчисляют корпорации, предприятия и бизнес со своей прибыли.

Конечно, такое искривлённое положение вещей в какой-то степени можно объяснить тем, что налог на прибыль предприятий легко оптимизировать, а подоходный налог с населения – нет.

Если мои дорогие читатели, не слишком осведомлённые в фискальной терминологии, наивно полагают, что «оптимизировать» – значит увеличить налоговые отчисления, то они сильно ошибаются. «Оптимизировать» в отношении налога – означает выдумать способ его не заплатить или выплатить его не в полном объёме.

Теперь, думаю, и вы начинаете догадываться, почему в этом разрезе налог на прибыль вообще самый «оптимизационный»: достаточно просто в случае необходимости занизить доходы или завысить расходы либо и то, и другое одновременно. С учетом глубокой девальвации гривны украинские предприятия, у которых есть валютные статьи расходов или задолженность в валюте, получили неиссякаемые возможности для формирования своих затрат с помощью так называемых курсовых разниц. Каждый этап девальвации гривны для таких предприятий – это возможность три-четыре года не платить государству налог на прибыль на законных основаниях.

Кроме того, наши финансисты научились рисовать минимальный уровень прибыли не хуже, чем изображал фантастические образы на своих полотнах Сальвадор Дали. Самым преимущественным для украинского финансового директора является умение показать минимальную прибыль, чтобы и государству на казначейский счет немного перевести, и любимым собственникам на яхты и усадьбы насобирать.

Государство, вместо того чтобы навести порядок в налогообложении корпоративного сектора экономики (предприятия и бизнес), собирает такие налоги, которые легче «администрировать», говоря простым языком – легче собрать. Поэтому государство сдирает с нищенской зарплаты своих граждан подоходный налог, который, как вы догадываетесь, нельзя не заплатить, по такой же процентной ставке – 18% – как и налог на прибыль предприятий. Поэтому налицо столь разительное отличие в участии бизнеса и граждан в наполнении общей «свиньи»-копилки государственного бюджета.

Конец этой диспропорции могло бы положить введение налога для предприятий и бизнеса на выведенный капитал, который используется во многих успешных странах, вместо дискредитировавшего себя в украинских реалиях налога на прибыль. Но, как мы уже выяснили, для введения нового налога нужна политическая воля. А у нас с этим…

На днях президент на совещании с отечественным бизнес сообществом то ли обнадежил, то ли огорчил бизнесменов, заявив, что налог на выведенный капитал пока вводиться не будет. Утверждает, что, МВФ не одобряет. Хотя власть готова и рада ввести «более эстонский» налог на выведенный капитал, но «старшие товарищи» не велят. Стороннему наблюдателю, не знакомому с нашими реалиями, могло показаться на первый взгляд, что проходит заседание партийного актива в эпоху застоя. Все прекрасно понимали, что никакого нового налога на выведенный капитал не будет. Ни один мускул не дрогнул на суровом лице гаранта, а ведь его эта тема касается в первую очередь.

 

Что такое налог на выведенный капитал

Отток капитала из базовых отраслей экономики Украины, по разным экспертным оценкам, составляет не менее 10-15 млрд долл. в год. Значит, не меньшей была и прибыль предприятий в этих отраслях. Тогда, реальный размер фактической прибыли должен быть как минимум в два раза выше его нынешнего значения, а поступления налога на прибыль предприятий за 2017 год должны были составить не 70 млрд, а не менее 140 млрд грн.

В сфере большого бизнеса уход от налогообложения происходит с помощью контролируемых иностранных компаний (КИК) и нарушения правил трансфертного ценообразования (ТЦО). Например, собственник украинского горно-обогатительного комбината зарегистрировал в Австрии свою КИК и продал ей же добытую в Украине руду, но на 20 долл. дешевле за тонну, чем на мировых рынках, а затем реализовал товар реальным покупателям, но уже от австрийской компании и по рыночной цене. Таким образом, на счетах КИК, контролируемых нашим собственником, остается до 30% экспортной выручки в год. Но это сейчас, на фоне вялого спроса, а в былые времена и все 50%. Исходя из норм действующего законодательства, честный налогоплательщик должен по итогам года провести анализ своих контролируемых операций в системе ТЦО и выплатить налоговую разницу, исходя из так называемых обычных цен. Но так должен поступить честный налогоплательщик, а как поступит украинский собственник? Зарегистрирует австрийскую компанию на неплатёжеспособного субъекта, например, венского бомжа, и в таком случае вообще ничего не пересчитает.

Что же такое налог на выведенный капитал и сможет ли он разрушить сей налоговый рай для неплательщиков? Давайте разбираться, дорогие мои читатели.

Образно говоря, налог на выведенный капитал как бы создает условия для концентрирования бизнеса внутри собственной оболочки: пока ты работаешь, получаешь прибыль и реинвестируешь, то есть тратишь, весь доход в дальнейшее развитие своего же бизнеса, например, модернизируешь его, налоги ты не платишь. Но как только часть финансового потока выводится на сторону, включается ставка налога. Любой отток оборотных средств попадает под фискальный пресс.

К таким налогооблагаемым операциям по оттоку капитала (прямым и косвенным) относят:

  • выплату дивидендов;
  • страховые платежи в интересах иностранных компаний;
  • любые перечисления в пользу владельца компании, например, в виде долгосрочных ссуд;
  • любые инвестиции за пределы страны;
  • контролируемые операции с КИК (ТЦО) и плательщиками единого налога (применение обычных цен по купле-продаже товаров и оказанию услуг).

Все эти операции будут облагаться налогом на выведенный капитал в размере 15% (прямые операции в пользу бенефициаров предприятий, например, дивиденды, финансовая помощь) или 20% (косвенные операции).

 

Может ли стать панацеей налог на выведенный капитал

В каких же странах применяется столь прогрессивный метод и выполнил ли он свою миссию? Прежде всего, это Гонконг, но там умудрились вместе с налогом на выведенный капитал оставить и налог на прибыль, то есть как бы двойное налогообложение. Но есть ещё Эстония, Грузия и Латвия. И в этой связи следует отметить, что не стоит считать даже эффективный рецепт панацеей от болезни. Всегда предпочтительнее сочетанное лечение. А потому, наряду с довольно успешным применением налога на выведенный капитал, эстонские программисты на базе бережно сохранённого с советских времён знаменитого тартуского института кибернетики и программирования разработали Skype. Грузины не вырубили свои виноградники и продают вино по всему миру, а также продолжают эксплуатировать и развивать бренд ещё времён российской империи Боржоми. Латвия осталась финансовым бизнес центром для менее продвинутого чем европейское постсоветского пространства, плюс продаёт фирменные шпроты по всему миру.

Но все перечисленные страны малы в сравнении с Украиной. А как показывает опыт налоговых реформ во многих странах, которые уже давно завершили тот путь, который мы даже ещё не начинали, невозможно закапсулировать бизнес большой промышленной страны так, как это сделали в стране непромышленной и маленькой. Степень экономической сложности Украины и Грузии все же «немножко сильно» отличается. Как говорится, что для эстонца хорошо, то для украинца…

А пока политическая воля у нашего политикообразующего класса что-то реформировать не на словах, а на деле, отсутствует, остаётся всё списывать на запрет МВФ. Мол, мы бы рады испытать новое фискальное чудо, но вредные международные кредиторы не велят. И лично я им в этом вопросе верю. Боятся они, как бы чего не вышло. В основном переживают за наш бюджет, дефицит которого легким взмахом руки может «элегантно» удвоиться при любой, вроде бы, полезной реформе.



Если вы обнаружили ошибку на этой странице, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.
Loading...


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.