Информация к новости
24-03-2020, 20:00

Тайны острова Березань: путешествие к сказочному Буяну

Категория: Новости / Статьи


Тайны острова Березань: путешествие к сказочному Буяну

...Едем прямо на восток,

Мимо острова Буяна,

В царство славного Салтана...

 

Эпиграфом к нашему материалу не случайно выбраны именно эти строки из знаменитой сказки А.С. Пушкина «О царе Салтане», написанной в 1831 году. И вот почему…

С высокой долей вероятности можно предположить, что вдохновил великого русского поэта на написание этой сказки небольшой остров, увиденный им в Черном море неподалеку от местечка Очаков Николаевской области. В сентябре 1823 года, находясь в известной одесской ссылке, поэт тайно, на яхте "Утеха" посетил Николаев, пройдя мимо Березани. Теоретически «Сказку о царе Салтане» можно считать «метафорическим» описанием этого плавания. Отсюда можно сделать вывод, что сказочный «Гвидон» – это сам Пушкин, персонаж царя Салтана – царь Александр I, а «царица молодая» – плывшая на яхте вместе с Пушкиным, а затем доложившая царю о тайной отлучке поэта Каролина Собаньская. «Сватья баба Бабариха» – это светлейший князь М.С. Воронцов, а «33 богатыря и дядька Черномор» – не кто иной, как моряки Черноморского флота во главе с вице-адмиралом Грейгом.

А.С. Пушкин оказался настолько поражен необыкновенной красотой и таинственностью острова, что впоследствии превратил его в свой сказочный Буян. Воодушевленные этой былью, вспоминая свои ощущения от посещения острова Змеиный, о котором я писал в прошлом номере, наша экспедиция отправилась к берегам Березани. Покинув пределы Одесской области, мы добрались до села Рыбаковка Николаевской области, где нас уже ожидал катер, способный доставить до Березани. Сам остров приковывает к себе внимание любого, так как отчетливо виден уже с берега. Расстояние от Рыбаковки до острова составляет всего лишь около четырех километров, поэтому добраться к нему при наличии плавсредства не составляет труда. Отсюда, кстати, регулярно отходит баркас с туристами, желающими ознакомиться с историей сказочного острова поближе.

Приблизившись к Березани, можно заметить, что сам остров не очень большой, длиной около километра. Как и другой известный остров в Черном море – Змеиный, он образован горными породами и имеет обрывистые берега, которые в южной части достигают отметки в 21 метр.

Причалив к единственному небольшому пляжу у подножия острова, мы обнаружили, что подняться на него – непростая задача. Для каждого из гостей Березани это равносильно покорению небольшой вершины. В помощь первооткрывателям заботливо спускается канат.

Однако, так было не всегда. Еще вначале 1960-х советскими инженерами был создан сначала деревянный, а затем и подвесной мост. Причем подвесной мост был очень необычным – он начинался от притопленной в 40 метрах от острова старой баржи и удерживался стальными тросами.

Но уже в начале 2000-х годов причал забросили, им никто системно не занимался, и к 2005 году под видом борьбы за безопасность гостей Березани мост бесследно исчез. Сегодня о той инженерной конструкции нам напоминает только ржавый остов баржи и остатки металлических тросов.

Успешно преодолев первое препятствие в виде подъема, мы очутились на плато острова. Остров Березань стоит на западной оконечности мелководной балки, тянущейся от Очакова. Глубины между материком и островом в районе этой балки в большинстве своем не глубже 1,5 м. В начале 1950-х годов здесь был прорыт канал глубиной от четырех до шести метров. По воспоминаниям старожилов, до этого времени жители прибрежного села Рыбаковка (бывшее Аджияска) гоняли вброд своих коров на пастбище на высокие травы острова. Благодаря тому, что территория Березани никогда не распахивалась, ее и сейчас можно считать нетронутым осколком Причерноморской степи. До прорытия канала море в этом месте и «корове было по колено». Кстати, канал этот, не показанный ни на одной карте, никогда так и не был востребован.

К сожалению, остров постоянно уменьшается в размерах. Каждый год море безжалостно «съедает» от пяти до 50 см его берега. По расположению каменных рифов, которые представляют собой основание бывшей части острова, можно судить о первоначальных размерах Березани. К моменту появления здесь древних греков в VII в. до н. э. остров мог быть раза в три длиннее и раз в семь шире.

Опираясь на новейшие палеогеологические исследования, учёные утверждают, что даже в IV в. до н. э. Березань представляла собой не остров, а полуостров. Эту гипотезу подтверждают топографический анализ берега и гидрографический анализ глубин. И вероятнее всего, что к моменту появления здесь древних греков это был узкий полуостров с пастбищами и пресной водой, простиравшийся до современного мыса Аджияск (встречается также написание Аджиаск – «Святой дух», тюрк.). Этот полуостров и стал впоследствии плацдармом для основания древнегреческого государства Ольвии.

Березань, как и Змеиный, имеет свою богатую историю. Кто только не бывал на этом маленьком острове за истекшие века – греки, римляне, готы, варяги, турки, англичане, французы. Причаливали к его берегам и запорожские казаки на своих "чайках". Как и о. Змеиный, Березань меняла наименование из эпохи в эпоху. Летописи сохранили нам такие названия, как Святой Эферий, Березань, Борисфен, Дольский, остров Лейтенанта Шмидта и многие другие, но об этом потом.

Прогуливаясь по острову, можно повсюду встретить следы археологических раскопок – это старые, поросшие травой, и свежие холмики земли. Постоянно действующая археологическая экспедиция Института археологии НАН Украины, продолжая свои исследования из года в год, в конце сезона маскирует свои места раскопок землей, чтобы уберечь их от разграбления.

В силу близкого расположения к берегу и исторического богатства это место давно облюбовали «черные археологи», регулярно приходящие сюда вслед за экспедицией. В силу технического превосходства и хорошей материальной базы темпы работ «черных археологов» очень высоки. С каждым годом они наносят все больший и больший урон, перемешивая культурные слои и «украшая» территорию Березани новыми раскопками.

Сама история археологических раскопок березанского поселения насчитывает уже более ста лет. Первоначально находки попадали в Санкт-Петербургский Эрмитаж через Императорскую археологическую комиссию. Первыми исследователями Борисфена были Б.В. Фармаковский, Э.Р. Фонштерн, В.В. Латышев. После наступления Октябрьской революции раскопки проводились с перерывами в 1924, 1927-1931, 1946 и 1947 гг. под руководством сотрудника Одесского археологического музея М.Ф. Болтенко. Особый вклад внесли ежегодные археологические экспедиции, проводимые в 1962-1991 гг. Благодаря чему была создана Березанская археологическая коллекция, ныне насчитывающая более 9,5 тыс. предметов. Находки с Березани нашли свое место во многих музеях, таких как Эрмитаж, Краеведческий музей Николаева, а также в музеях Одессы, Киева и Херсона. В ходе этих исследований было раскрыто древнее поселение и его некрополь, обнаружены многочисленные жилые и хозяйственные постройки античной эпохи, в том числе изучены остатки находящегося на территории острова храма богини любви Афродиты.

В 1997 году Березанской экспедицией В.В. Назарова на уровне пола храма Афродиты были найдены фрагменты и целые формы античных терракотовых статуэток: Афродита, Аполлон, голубь, сидящая на троне богиня и другие. Эти находки были переданы Николаевскому областному краеведческому музею.

Ученые считают, что в конце VII в. до н. э на острове было первое в Северном Причерноморье античное поселение Борисфен, или Борисфенида, этому полуострову суждено было стать плацдармом основания древнегреческого государства Ольвии. Со временем его центр перемещается на материковую часть и полуостров приходит в запустение. Этот исторический период и определил нынешнюю принадлежность острова к историко-археологическому заповеднику Национальной академии наук Украины «Ольвия».

И поныне тут находят характерные денежные единицы того периода в виде дельфинов и стрел, а также монеты с изображением бородатого речного божества Борисфена, считавшегося в античное время покровителем реки Днепр.

Название «Борисфен» можно встретить на карте Чёрного моря из атласа фламандского географа А. Ортеля, составленного в 1590 г. На этой карте юго-западная часть острова называлась Алсос Гекатес – т. е. «Роща Гекаты». Со временем название «Борисфен» по отношению к острову стало отмирать, а название «Алсос» (Роща) перешло на весь остров. Под этим же именем остров фигурирует и в «Географии» Страбона. В те времена здесь ещё росли деревья. О высоком темпе торговли и жизненной активности свидетельствуют многочисленные остатки глиняной посуды – как привозимые сюда торговцами, так и изготавливаемые мастерами на острове.

К сожалению, на постоянно уменьшающемся в размерах острове постепенно была вырублена почти вся растительность, исчезла пресная вода. Жители вынуждены были покинуть своё поселение уже в IV в. до н. э.

Большинство учёных считает, что поселение существовало ещё до I в. до н. э. или даже до III в. н. э.– времени начала Римского периода. Исходя из этого, культурные слои на Березани можно отнести к трём основным периодам античной истории: архаичному (VI – начало V вв. до н. э.), классическому (V-IV вв. до н. э.) и римскому (I-III вв. н. э.) Скорее всего, небольшое поселение могло существовать здесь и в Средние века, что подтверждается рядом археологических находок, среди которых найденный здесь христианский крест-мощевик (энколпион).

При возникновении Великого торгового пути «Из варяг в греки» Березань становится его перевалочным пунктом. По одной из версий здесь останавливался на зимовку князь Святослав, возвращаясь из Византии в Киев после победы и заключения мира с византийским императорам Иоанном Первым. В этот период на острове мог находиться пост русичей раннефеодального государства Киевская Русь. Здесь, на Березани, стоял славяно-варяжский пост. На острове при раскопках была найдена даже надгробная плита, хранящаяся ныне в Одесском археологическом музее. На ней руническим шрифтом выбита эпитафия о смерти викинга Карла и о том, что надгробье ему соорудил его друг Грани.

Русские князья, проезжающие мимо острова, прозвали его Дольским (от слов «дол», «низ» – «низовой»). На итальянских картах XIII-XV вв. этот остров встречается под названием Берберезе. Это может происходить от искажённого «Белобережье» – так называлось состоящее из светлого камня-ракушечника побережье от о. Березань до Белгорода-Днестровского. Сами названия «Березань» и «Березанка» хоть и созвучны, но совершенно не связаны с березами. Существует несколько гипотез об их происхождении, и скорее всего это связано с тюркскими корнями: в XVI-XVIII вв. исторический регион Османской Порты, который имел центр Ачи-Кале (нынешний Очаков), назывался Едизан (Yedisan) – река Березанка называлась тогда Бирюзень – «Волчья река» (тогда здесь водились стаи волков), а остров напротив нее – Бирюзень-Ада. Как Бирюзень стала Березанью – понять несложно. В турецкий период остров приобрел стратегическое значение и замыкал фортификационный треугольник выхода из Днепровского лимана – Ачи-Кале (Очаков), Килин-Бурун (Кинбурн) и Бирюзень-Ада. Турки построили южнее центра острова форт, остатки (земляная насыпь) и рвы главного бастиона которой по-прежнему хорошо заметны, а в северной части возвели каменные бастионы береговой батареи, которая должна была прикрывать корабли гребной флотилии Ачи-Кале.

Во время русско-турецкой войны в ноябре 1787 году турецкие фортификации Березани были захвачены черноморскими (бывшими запорожскими) казаками под предводительством Антона Головатого. 800 казаков на маломерных судах ("чайках" и "дубах"), вооруженные небольшими пушками, штурмом взяли береговую батарею, а затем и крепость. Надо сказать, что именно казаки присвоили острову такое экзотическое название как «Русалочий», или «Земля русалок». Русалками они прозвали водившихся тогда у берегов острова тюленей-«монахов».

В дальнейшем Потемкин укрепил успех казаков, послав на генеральный штурм Ачи-Кале регулярные части. По указанию Павла Первого с 1800 по 1825 годы здесь располагался небольшой гарнизон (всего 25 человек) и проводились планомерные работы по укреплению острова. Основой форта был шестиугольный бастион площадью 2200 кв. метров, окруженный широким рвом и валом (их и сейчас четко видно с воздуха).

К 1820 году на Березани возвели двухэтажную каменную казарму, офицерский дом и колодец для обеспечения пресной водой, что и стало в дальнейшем основой для возвращения сюда военного гарнизона. К началу XX века военное ведомство решило создать здесь экспериментальную крепость для испытания дальнобойной морской артиллерии. Сохранившиеся строения-"казиматы" и отверстия от береговых орудий являются популярным местом для посещения гостями острова. Не исключением стали и мы, спустившись на доступные нижние ярусы.

Здесь ощущаются масштабы проведенных в прошлом веке работ. Остатки коммуникаций и мощь технических помещений – все это свидетельствует о важности этого объекта для военного ведомства.

После окончания Первой мировой войны Березань на время теряет свое стратегическое значение и до конца 1920-х годов используется морской авиацией Черноморского флота в качестве учебной цели. Но это продолжалось недолго – старинным укреплениям острова уже была уготована участь стать участниками событий Великой Отечественной войны. Незадолго до ее начала в конце 1930-х годов на острове восстанавливаются две крытые черепицей железобетонные казармы, подземный резервуар для хранения воды и частично перестраиваются старые казематы. С этого момента на острове располагается 85-я зенитная батарея старшего лейтенанта А.П. Овсянникова. В задачу батареи входило обеспечение противовоздушной обороны кораблей в районе устья Днепро-Бугского лимана, совместно с 84-й зенитной батареей, расположенной на о. Первомайском. На вооружении батареи стояли четыре 76,2-мм зенитных орудия. Не единожды защитники Березани давали отпор фашистской авиации. Много советских солдат осталось лежать в этой земле. Между разнообразными историческими слоями археологи находят безымянные останки защитников Березани.

Не только остров, но и его акватория хранят в своих недрах память о той войне. До сегодняшнего дня море выбрасывает к подножию острова опасные находки, напоминающие о событиях тех лет.

Несмотря на плохую прозрачность воды в акватории острова, это место является популярным среди дайверов. Здесь, как и на Змеином, можно обнаружить следы мореходов разных эпох.

Здесь же, рядом с остатками батареи, примостился Березанский маяк. Он как верный часовой несет свою службу, давая знать проходящим кораблям о присутствии острова. Однако в отличие от острова Змеиный, маяк на Березани не является самой высокой точкой. Это место с 1968 года отведено памятному мемориалу проекта молодых архитекторов Л. Галкина и А. Очаковского, напоминающему всем пришедшим сюда о событиях революционного восстания 1905 года.

До сих пор остается загадкой, как студенты Одесского инженерно-строительного и Николаевского кораблестроительного институтов смонтировали без специальной техники и электричества это масштабное сооружение из трех 15-метровых плит.

Напомним, что именно здесь, на острове, был расстрелян мятежный лейтенант П.П. Шмидт, возглавивший восстание на крейсере «Очаков», а вместе с ним еще три члена экипажа (машинист О.И. Гладков, комендор Н.Г. Антоненко и старший баталер С.П. Частник). История лейтенанта П.П. Шмидта заслуживает отдельного описания ввиду его исторической неоднозначности, но оставим летопись его жизни на откуп истории.

Фактом остается то, что местом для исполнения приговора была выбрана именно Березань, а местом захоронения моряка по личному указанию вице-адмирала А.В. Колчака стал Севастополь. Именно эти трагические события 1906 года и положили начало целому движению авантюристов, именовавших себя детьми лейтенанта Шмидта, ввиду того что событиям этим предшествовал факт нахождения при аресте Шмидта на борту крейсера «Очаков» его сына, который был отпущен на волю и бесследно поглощён водоворотом истории. Это явление прекрасно описали Ильф и Петров в романе «Золотой теленок». Благодаря им самыми известными "детьми Шмидта" стали Остап Бендер, Шура Балаганов и Паниковский.

Но вернемся все же к монументу. Его история чем-то напоминает события с описанным выше подвесным мостом. Вандализм и отсутствие уважения к истории, сочетаемые с безалаберностью власти, нанесли невосполнимый ущерб мемориальному комплексу в целом. Руками пришедших на остров граждан из тела памятника был вырван первоначально установленный металлический обелиск, замененный со временем небезразличными людьми на более скромный гранитный.

Со временем украдены были и бетонные плиты, выложенные тропой в сторону памятника.

Поэтому желающие приблизиться сегодня к мемориалу будут вынуждены пробираться через бескрайние заросли колючего и высохшего на солнце осота, достигающего размеров человеческого роста, распугивая часто встречающихся на острове полозов и ящериц.

Обглоданный морскими ветрами и изуродованный руками вандалов, некогда очень органично вписавшихся в общий ансамбль острова памятник оголенной арматурой смотрит в небо. Дождется ли он своей реставрации либо станет, как его античные предшественники, объектом археологических исследований, неизвестно.

Не научились мы пока бережно и уважительно относиться к нашей богатой истории во всем ее многообразии.

Переполненные впечатлениями и мыслями, мы отправлялись назад, но на душе оставался определенный осадок, вызванный непониманием увиденного нами отношения некоторых людей к острову. Удивляет и бесхозяйственное отношение государства, имеющего такой уникальный объект и проявляющего полное отсутствие интереса к его сохранению и развитию.

Несмотря на это, в сердце надежно укоренилось желание вернуться сюда с тем, чтобы еще подробнее ознакомиться с этим величественным и брошенным, загадочным и хмурым островом Березань.

Ритмично урчал лодочный мотор, и невольно вспомнились эти замечательные строки, которые теперь, после посещения острова, обрели еще более глубокий и печальный смысл:

...Там лижет языком шершавым

Прибой морские голыши,

Там солнцем высушены травы,

Там чаек гнезда-шалаши.

Бакланы там воруют рыбу,

В рыбацкой путаясь сети.

Увы, там нечему цвести,

Венчают остров скалы-глыбы.

Там, глядя в черный лак осколков

Изящных некогда пиал,

Богиня плачет втихомолку.

Грустит разрушенный причал.

Дух неприкаянного Шмидта

В компании античных муз

Всё утешают Афродиту:

«Непрочен двух сердец союз...

Ничто не вечно… Да, не ценят…

Мир, к сожалению, таков…»

И со скалистых берегов

Следят задумчивые тени

За роковым переплетеньем

Путей людей, идей Богов.

Ольга Ашто.

 

Галерея

prev

Тайны острова Березань: путешествие к сказочному Буяну
Тайны острова Березань: путешествие к сказочному Буяну
Тайны острова Березань: путешествие к сказочному Буяну
Тайны острова Березань: путешествие к сказочному Буяну
Тайны острова Березань: путешествие к сказочному Буяну
Тайны острова Березань: путешествие к сказочному Буяну
Тайны острова Березань: путешествие к сказочному Буяну

next
и ещё фотографии ›



Если вы обнаружили ошибку на этой странице, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.